Комментарии
29.09.2015, 15:21

"Дальние" последствия отбитой в Заречном селезенки

У Маркина еще будут поводы написать пресс-релиз для Шульги

История с шестью полицейскими из Заречного Свердловской области, обвиненными в издевательстве над подозреваемыми, удостоилась аж шести сюжетов на Первом канале. Столько же сюжетов вышло в первую неделю про полицейских из отдела полиции "Дальнее" в Татарстане, которые пытали подследственного бутылкой из-под шампанского. После "Дальнего" главном следственном управлении Следственного комитета России (ГСУ СКР) появилось спецуправление по расследованию наиболее резонансных преступлений силовиков. После Заречного неожиданно в отставку ушли начальник ГСУ Александр Щукин и его заместитель Павел Барковский. Это просто хронологическое совпадение. Как и то, что Щукин возглавил ГСУ СКР как раз перед Сагрой - в начале лета 2011-го. Самая знаменитая мистификация десятых годов, напомним, стала первым делом в Свердловской области, в которое вмешался лично руководитель СКР. Прибыв на место, Александр Бастрыкин потрясал перед местными силовиками распечатками из СМИ и грозно вопрошал: "Тут написано - банда! Где банда?"

В итоге, следствие слепило какую-то банду, случайные прохожие получили смешные или условные сроки. Зато полетели полицейские чины. А черные лесорубы из Сагры, заварившие фактически рейдерский захват и убившие инородца, долго выбивали потом из властей, пользуясь шумихой, электричку и опорный пункт полиции, телефонизацию и новую асфальтовую дорогу... Это примерно как недавняя промоакция того же Первого канала: пьяный селянин сочинил песню "Лук-лучок", после чего в поселок начали прокладывать газопровод. Только песенный флеш-моб был комедией. А сломанные из-за Сагры карьеры и судьбы нескольких полицейских - это, вообще-то, трагедия.

И вот повторение в виде фарса. Хотя зачин СКР пытался сделать трагедийным. "Возбуждено уголовное дело в отношении 6 сотрудников полиции, которые на период 2014 года занимали должности: начальника отдела полиции №29 ММО МВД России Заречный - Александр Дубровин, начальника отдела уголовного розыска - Александр Махаев и двоих старших оперуполномоченных данного отдела полиции №29 – Эдуард Ударцев и Абай Маманов, а также начальника отделения по раскрытию тяжких и особо тяжких преступлений управления уголовного розыска ГУ МВД по Свердловской области – Евгений Власов и оперуполномоченного указанного отделения по раскрытию тяжких и особо тяжких преступлений – Анатолий Куриленко", - такой сенсационный пресс-релиз распространило свердлоское управление СКР. Сенсационность состояла в том, что полицейские чины названы поименно.

"Следователи установили, что в конце марта 2014 года оперативники полиции заводили нескольких граждан поочередно в служебный кабинет отдела полиции по одному, где издевались над ними. Каждый раз меняясь в составе, сообщники пытали людей, избивали их, душили. Один из полицейских даже угрожал пострадавшему, что справит на него естественную нужду и совершит с ним насильственные действия сексуального характера", - зачитывал леденящие душу подробности официальный представитель управления Александр Шульга. Очень быстро выяснилось, что текст писал не сам спикер, а чуть ли не официальный представитель СКР Владимир Маркин. Следом выяснилось, что начальник Шульги - руководитель свердловского управления Валерий Задорин благоразумно ушел в отпуск аккурат перед этим скандалом.

Руководство ГУ МВД РФ по Свердловской области, только что вышедшее из отпуска, естественно, впало в шоковое состояние. Очень быстро выяснилось, что к уголовному делу, в ходе расследования которого и "пытали" подследственных, напрямую имеют отношение и сотрудники СКР. Информация потекла в прессу. Ситуация из просто сенсационной ("менты отбили селезенку") становилась мутной ("чума на оба ваших дома"). Заговорили о том, что скандал в Заречном - проявления конфликта аж самих начальников ведомств - Бастрыкина и Колокольцева. Заместитель Генпрокурора РФ в УрФО Юрий Пономарев вынужден был выступить со спецзаявлением: "Экспрессивные, эмоционально окрашенные заявления из уст их официальных представителей – в том числе относительно роли и степени участия тех или иных структур в выявлении преступных деяний — являются неуместными, поскольку они лишь нагнетают негативный информационный фон и в конечном счете способны причинить вред интересам следствия".

Не имеющая отношения к следствию Татьяна Мерзлякова, уполномоченный по правам человека в Свердловской области, тут же справедливо заметила, что в этой истории чума, вообще-то, на все дома: "Полицейские добыли показания, следователи дорасследовали дело, а прокурор Александр Щибрик подписал обвинительное заключение. Так что выводы должны делать все правоохранительные структуры".

"Во-первых, удивляет масштаб — шесть человек. По моему опыту, так много людей в пытках и истязаниях никогда не участвует, и здесь есть повод задуматься, не пытаются ли дело искусственно “натянуть” на некоторых сотрудников", - заявила Мерзлякова. Но вопросы и сомнения возникли не только у омбудсмена, но и у СМИ. Во-первых, не прояснена до конца история с селезенкой. "Аналогичным образом, также в конце марта 2014 года, двое из числа задержанных полицейских настолько сильно избили одного из проверяемых на причастность к убийству гражданина, что причинили ему закрытую травму живота с разрывом селезенки", - говорилось в пресс-релизе Маркина, зачитанном Шульгой. Однако "один из проверяемых" обратился в больницу только через два дня. И точно не установлено - то ли менты ему отбили селезенку, то ли этот алконавт действительно где-то сам упал, как он и рассказал поначалу врачам.

Ну, допустим, селезенку отбили. Но, реально, зачем было арестовывать целый секстет полицейских?

Почему одному из них, например, вменяется оказание психологического давления на задержанного, если давление выражалось во фразе: "Я тебя на полиграф отведу, там все расскажешь"?

Зачем у другого полицейского при аресте изъяли все деньги, банковские карточки, автомобиль и кучу имущества, если его жена сидит в декрете со вторым ребенком?

Зачем надо было через федеральные каналы сообщать, что полицейский чин подался в бега, если всем было хорошо известно, что он убыл в отпуск в санаторий?


Фото знак.com

Фото znak.com

И таких "почему" и "зачем" слишком много, чтобы СКР сотворил простую сенсацию про очередные пытки в полиции. Очевидно, что блицкрига не вышло. После отставки Щукина и Барковского стало понятно, что история в Заречном - вправду отражение какой-то возни на самом верху силовых структур. Вполне же можно поверить в версию, что громким резонансным делом подчиненные Бастрыкина пытались оттянуть написание рапортов? Тем более, что Барковского, как пишет "Коммерсантъ", поперли из-за зятя (начальник следственного отдела в Подмосковье), попавшегося на взятке. Теперь можно азартно гадать, чья отставка следующая - Бастрыкина или Колокольцева?

Ох, как прав, выходит, окружной прокурор, осадивший и полицию, и следственный комитет. Задорину и свердловскому управлению СКР можно задать еще несколько острых вопросов. Например, убивал все-таки Лошагин жену или нет? Почему Ройзман - вечно свидетель? Или вот, к примеру, если Маркину сообщить, что следственный отдел по Кировскому району Екатеринбурга запросто отпускает на свободу педофилов и не реагирует на предписания того же Пономарева - он напишет для Шульги такой же гневный сенсационный пресс-релиз?


 


© По сообщению агентства UPmonitor (ЮПИмонитор), 2020