Upmonitor.Ru - репутационный портал столицы УрФО
СЛУЖБА МОНИТОРИНГА
Как отрастить бороду до груди?
Высокинский наградил тех, кто ставит блоки
Читайте нас в
>
О проекте Демонстрация Обзор PR Слухи Паблисити Анализ репутаций Архив
вторник, 20 ноября 2018г.Upmonitor в формате XML! 18+
Человек дня
18.10.2006, 16:37

Перевоспитать водителей? Легко!

Лидер народного движения автомобилистов "Свобода выбора" на конкретном примере доказывает, что водительское хамство, которое зачастую становится причиной аварии, истребимо, если ГИБДД прикладывает серьезные усилия
Радио "Эхо Москвы-Екатеринбург", Маша Майерс
Маша Майерс: Тема нашей сегодняшней программы "Как сделать дорогу безопасной?" Вот собственно попытаемся на этот вопрос ответить. Тонь, первый вопрос у меня к тебе, как ни странно. Я когда езжу, очень часто вижу такой плакат на дорогах на московских, где написано, там такая табличка. Написано "г" маленькая, а потом "город" большими буквами. И она перечеркнута и написано, что ежегодно на наших дорогах погибает более 30 000 человек. Насколько эти цифры соответствуют данным той статистики, которой ты располагаешь?

М. Майерс: Действительно, даже более 35 000 человек погибает ежегодно на дорогах России. Такое количество смертей могла бы повлечь за собой маленькая война. Но люди гибнут в мирных условиях. И этот фактор, гибель на дорогах, является второй по силе причиной смертности в России. На первом месте стоят самоубийства. Но можно назвать самоубийцами многих водителей, которые ведут себя так, что это приводит к гибели их самих, и к гибели, что страшно, людей, которые ни в чем не повинны, в частности пешеходов. Конечно же, мы спросили на нашем сайте, что в первую очередь снижает безопасность дорожного движения там, где Вы живете. И, в общем, любой водитель, Маш, правда, может с легкостью перечислить все причины, которые могут снизить безопасность на дорогах. Но нас будет волновать вопрос приоритетов.

М. Майерс: Тонь, одну секунду. Я просто хотела наших гостей попросить прокомментировать эту цифру. Собственно, вот эти 30 000, это количество людей уменьшается, увеличивается за последние годы? И это собственно, мне кажется, это очень много. Вот если сравнивать с другими странами. Так ли это? И собственно, как с этой цифрой бороться, как Вы думаете? Как ее уменьшить? Сергей, Вы начнете, да?

М. Майерс: Вы знаете, эта цифра действительно достаточно чудовищная цифра. Трагедии, которые сегодня совершаются на наших дорогах, и статистика Московской области показывает, что уровень дорожной аварийности, безусловно, сегодня очень высокий. И если его сравнивать с европейскими государствами. Тяжесть последствий дорожно-транспортных происшествий, не смотря на то, что в последние годы снижается, это если говорить от количества погибших на 100 пострадавших в дорожно-транспортных происшествиях. У нас сегодня остается 9% по России, 12% у нас по Московской области. Для сравнения в других европейских странах эта цифра варьирует там от 2-3 до 7-5.

М. Майерс: Ощутимо.

М. Майерс: Т.е. цифры, которые, конечно, достаточно ощутимы. Но сегодня в последние несколько лет у нас по Московской области отмечается устойчивая тенденция сокращения количества погибших в дорожно-транспортных происшествиях. Вот на сегодня, на сегодняшний день эта цифра составляет минус 7%. По детишкам меньше погибло на 6%, и по травмированным детишкам на уровне 1%. Но практически вот последние три года у нас такая устойчивая тенденция сохраняется и по снижению уровня детского дорожно-транспортного травматизма. Во многом снижение количества погибших в дорожно-транспортных происшествиях здесь я бы связал, если, анализируя так вот то, что один из факторов сегодня меняется, это количество дорожно-транспортных происшествий по вине водителя в нетрезвом состоянии.

М. Майерс: Уменьшается это количество.

М. Майерс: Да, совершенно верно. Не смотря на то, что какую-то там порой слышишь определенную статистику, когда говорят, что там не влияют изменения и ужесточения санкций административных. Но в данном случае, я утверждаю, что за последние 2 года, если ранее мы фиксировали каждое четвертое, пятое дорожно-транспортное происшествие было по вине водителя в нетрезвом состоянии, то сегодня это цифра порядка 12-15 примерно, если так вот сравнивать. И сегодня, конечно, значительно снизилось количество дорожно-транспортных происшествий по вине водителей в нетрезвом состоянии.

М. Майерс: Ну, о причинах мы поговорим более подробно, а собственно о том, какие методы существуют, чтобы эту цифру постараться снизить, мы тоже поговорим. Я бы хотела Вячеслава подключить к нашей беседе. Вот Ваш комментарий, вот что стоит за этой цифрой 30 000?

Вячеслав Лысаков: Ну, все-таки не уйти, наверное, от причин и от методов устранения их, или хотя бы уменьшения этих смертей. Это, конечно, состояние дорожного полотна, соответствие ГОСТу и СНИПу, строительные нормы и правила. От этого никак не уйти.

М. Майерс: Прошу прощения. Вячеслав, я Вас перебью по одной простой причине. Тогда, Тонь, давай опрос сайта "Эхо Москвы", что говорят наши люди, а потом Ваш комментарий. Мы сейчас мы поговорим и о покрытии, и о разметке, и о водителях в нетрезвом состоянии…

В. Лысаков: И о нигилизме правовом, к сожалению, среди водителей.

М. Майерс: И о нигилизме правовом.

В. Лысаков: И это видимо самое главное.

М. Майерс: И о нигилизме со стороны работников ГИБДД. Об этом тоже поговорим. Тоня, пожалуйста.

М. Майерс: Итак, на сайте www.echomsk.ru/ мы спрашивали наших радиослушателей, что в первую очередь снижает безопасность дорожного движения там, где Вы живете. И не делали никаких преференций перед водителями или пешеходами. Отвечали нам все, кто зашел на сайт, и кто проголосовал. И тут, как я и говорила, важно, конечно, не список причин, потому что он всем известен, важно то, что в какой-то момент становится приоритетным. И вот 40% наших радиослушателей из 6 вариантов ответа выбрали один - хамство и низкая культура поведения водителей.

М. Майерс: Вот Вам не кажется, что это миф, что вот по Вашему ощущению, что это …

М. Майерс: Ну, и то, что это хотя бы не первая причина.

М. Майерс: Не первопричина. Или нет?

В. Лысаков: Нет, ну, если говорить о недисциплинированности водительском и некотором российском ухарстве, то отчасти это так. Потому что то, с чего мы начали передачу, когда говорили о том, что в основном-то причина смерти – это безразличное отношение, несколько самоубийственное отношение водителей к себе и к окружающим, да. это, к сожалению, присуще российскому водителю, от этого никуда не деться.

М. Майерс: Ну, Вы знаете, на каждого водителя есть человек с палкой, на каждого водителя есть правила дорожного движения, в общем.

В. Лысаков: Все-таки это зависит от самого человека, от его культуры. Если человек имеет какой-то внутренний тормоз, старается не нарушать… Ну, совершенно не нарушать нельзя, мы понимаем, правила дорожного движения.

М. Майерс: Серьезно?

В. Лысаков: Это то, что мы до передачи говорили "идти с потоком". Вот 60 км, весь поток идет 80. Вряд ли инспектор ГАИ и вот рядом нам начальник московского ГАИ подтвердит, вряд ли инспектор сможет остановить все 100 машин, которые идут с такой скоростью. Быстрее идти нельзя и медленнее нельзя идти. Ты будешь просто как раз создавать аварийную ситуацию. Но грубо не нарушать, да, это как раз зависит от каждого водителя. Не нарушать, не наглеть, не подрезать, не лезть на встречку, не ездить на красный, пропускать пешехода, т.е. ключевые такие положения, скажем так, правил дорожного движения, их выполнять надо неукоснительно, конечно.

М. Майерс: Сергей, скажите, пожалуйста, а как можно воздействовать на водителя хама, если он вот очевидно не нарушает правил дорожного движения?

М. Майерс: Я бы все-таки вот, знаете, остановился бы на первой части Вашего вопроса. Когда Вы говорите, вот интерактивный опрос наших радиослушателей, конечно, ряд определяющих имеется в виду факторов, которые сегодня определяют уровень дорожно-транспортной, в целом травматизма. Это, конечно, состояние и безопасность наших, и развитие наших дорог, это, безусловно, тот человеческий фактор, о котором сейчас говорил Вячеслав. Потому что без этого нельзя. И, безусловно, это и качество, в том числе, и транспортных средств. Потому на сегодня 80% транспортных средств – это транспортные средства отечественного производства с их активной и пассивной системой…

В. Лысаков: Отсутствие, точнее, (ГОВОРЯТ ВМЕСТЕ).

М. Майерс: Безопасности.

М. Майерс: Давайте, подождите, эти вещи это три больших блока по большому счету.

М. Майерс: А теперь мы возвращаемся к тому вопросу, который Вы задали, то, что касается самих поведения водителей на дороге. Здесь, безусловно, мы должны с Вами прекрасно понимать, что за каждым водителем не будет находиться инспектор. Мы не можем говорить о том, чтобы сегодня обеспечить какой-то тотальный надзор на отдельном участке, или там в целом на сети дорог. Потому что вот на сегодня по Московской области с учетом развития улично-дорожной сети, один наряд дорожно-патрульной службы, если так приводить, он на 100 км улично-дорожной сети. Поэтому здесь должно быть определяющим первое. Это дисциплина самого водителя. И второе, это рамки, в которых водитель ведет свое транспортное средство. Чем определяются вот эти жесткие рамки. Это, безусловно, дорогой, это рычагом административного воздействия. Потому что должен понимать его отступление от того или иного пункта правил дорожного движения влечет серьезные административные наказания. Правонарушение должно быть наказуемо. Поэтому, когда водитель чувствует вот эти определенные рамки, в которых он может вести свое транспортное средство, вот, наверное, это все и определяется.

М. Майерс: Вячеслав, можно…

М. Майерс: Секунду. А вот Вы сказали "Один наряд на 100 км трассы дорог". Это много или мало по сравнению с Европой? Должна ли здесь в данном случае техника приходить на помощь? Там камера, да, видео наблюдение, то, о чем мы говорим. Или что? Или надо действительно набирать больше людей, как Вы считаете?

М. Майерс: Я думаю, что здесь надо исходить из того, что сегодня надо развивать улично-дорожную сеть, делать ее безопасной. Там, где нет сегодня необходимости находиться инспектору дорожно-патрульной службы, когда есть автомагистраль, есть установленный скоростные режимы, есть нормальные, безопасные развязки, и, наверное, не будет таких нарушений, потому что мы много их сегодня фиксируем. Это выезд на полосу встречного движения, это пересечение на запрещающий сигнал светофора, пешеходный переход и т.д. Т.е. надо уходить от пересечений, с тем, чтобы сделать наши дороги безопасней. Это первое. И второе здесь определяющее, что, конечно, это развитие технических средств. И третье…

М. Майерс: Но есть сегодня кадровая проблема?

М. Майерс: Мы же сегодня прекрасно понимаем, вот мы говорим, любим эти примеры приводить, когда говорим "Европа", да. Но если мы с Вами путешествуем в Европе, мы редко увидим наряд дорожно-патрульной службы, там жандармерии, дорожной полиции.

М. Майерс: Ну, вот их как-то меньше, да, по ощущениям их как-то меньше.

М. Майерс: Их не ощущаешь как бы их физического присутствия. Но в то же время при необходимости Вы сразу же получите экстренную помощь. Потому что большинство автомагистралей находится под контролем систем видео наблюдения. Наверное, к этому надо стремиться. И тогда, когда водитель чувствует это присутствие, и в то же время понимает всю глубину ответственности за то или иное правонарушение, он, безусловно, ведет машину с учетом вот этих всех обстоятельств.

М. Майерс: Вячеслав, я хотела обратиться к Вам, потому что мне не дает покоя парадокс. Действительно 40% наших радиослушателей говорят, что именно хамство и низкая культура поведения водителей снижают безопасность на дорогах. Когда мы потом увидим всероссийские опросы, и все водители сталкиваются с хамством на дорогах. И вроде бы, казалось бы, водители это такие люди, чью солидарность мы несколько раз наблюдали и она феноменальна. Когда во всей России объединяются по делу Щербинского, когда все водители повязывают на себя ленточки георгиевские в память о победе, когда водители выступают автопробегом там против каких-т норм, когда защищают праворульные машины. Вроде бы эти люди, уж они друг друга готовы защитить. И между тем, когда они выезжают на дорогу, они становятся врагами вдруг. Хотя между ними должна быть уж такая солидарность, уж им есть против кого дружить. И против гаишников они могут дружить, потому что это уж очень у нас принято…

В. Лысаков: Ну, это святое дело, конечно, да.

М. Майерс: И находить себе врагов на дороге они обожают, да.

М. Майерс: Так что тебя смущает? Что они друг друга подрезают и ненавидят?

М. Майерс: Да, почему же, когда они выезжают на дорогу, эта солидарность, куда она рассыпается? Что встает на ее место?

В. Лысаков: Ну, надо, наверное, я думаю, справедливо стоит заметить. что общая солидарность, которая была… Ну. Сергей немножко постарше, да, ведущих. Мы помним, когда солидарность водительская была более выражена. Вот сейчас, к сожалению, наблюдаешь такую картину, когда стоит сломанная машина, ну, какая-то проблема техническая. И люди проезжают, не останавливаясь. Ну, возможно связано все-таки с повышенной криминальной обстановкой. Возможно. Ну, скорее всего, просто с неким падением нравов.

М. Майерс: Да, ну, неправда…

В. Лысаков: Это имеет место. Не, не, не…

М. Майерс: Я думаю, что. Вячеслав, простите, что я Вас перебиваю. Но я думаю, что те времена, о которых Вы говорите, это водители, которые могли сами своими руками автомобиль разобрать и собрать.

В. Лысаков: Не обязательно.

М. Майерс: И водители были такие и автомобили.

В. Лысаков: Нет, не обязательно. Но люди помогали более активно. Это, может быть, старики, они всегда так говорят, что когда-то было лучше. На самом деле водители отмечают…

М. Майерс: Да потому что своими руками могли это сделать.

В. Лысаков: Мы же не знаем, почему человека останавливают. Может быть, ему топлива надо, может быть, там… Ну, когда девушка останавливает, понятно, что это все остановятся. Ясно, поэтому Вы, может быть, с этой проблемой не сталкивались. Ну, в Москве это не проблема. А на загородной трассе это проблема. На самом деле, люди стоят часами и редко, редко кто, ну, во всяком случае, в меньшей степени, чем раньше, остановятся и спросят, чем помочь и т.д.

М. Майерс: И не понимают, что сами попадут в такую же ситуацию.

В. Лысаков: В такую же ситуацию. Но то, что касается хамства. Ну, есть это. Это имеет место. Но я хочу сказать интересную одну вещь, что это зависит, Вы знаете, от региона. Чем дальше, значит, вот от Москвы, тем народ все-таки сдержаннее, культурнее, и, скажем, благороднее относится к тем же пешеходам.

М. Майерс: Особенно на Кавказе.

В. Лысаков: В северных наших регионах народ поспокойнее значительно.

М. Майерс: Ну, в северных… Это характер.

М. Майерс: А это проблема большого города или это проблема менталитета?

В. Лысаков: Не только. Иногда вот мы занимались такой темой, как пропускание пешеходов на зебре, это вообще больная тема. И мы даже писали открытое письмо в том году генералу Кириянову. Было опубликовано "Новыми известиями". Ну, как я рассказывал, к сожалению, отозвалась только австралийская телерадиокомпания, приехала, взяли интервью меня, да "Лос-Анджелес тайм" московское бюро. А наши ни средства массовой информации, ни…

М. Майерс: Вот не надо ругать средства массовой информации.

В. Лысаков: Между прочим, нет. Средства массовой информации как раз эту тему поднимали – "Комсомолка", "Новая газета" и т.д., "Новые известия" те же самые. Тем не менее, так вот эта проблема, да, зебра, ведь она касается всех нас. Мы, в конце концов, половину жизни, мы водители, но когда-то мы же тоже пешеходы, наши дети, наши жены, наши родители, они ж тоже пешеходы. И вот водитель, когда он ведет себя так по-хамски на той же зебре, он не понимает, что в это время так же поступают с его женой, с его ребенком, с его матерью и т.д. Вот эта некая такая низкая сознательность, или просто, ну, как сказать, хамством это нельзя назвать. Может быть, не приученность к дисциплине, она тоже имеет объяснение вот той ситуации на дорогах, которая имеет место.

М. Майерс: Мне бы хотелось все-таки еще раз подчеркнуть, что на каждое нарушение дисциплины вот существует правило дорожного движения.

М. Майерс: А интересно, как водители учат друг друга. Есть такое?

В. Лысаков: А знаете, в некоторых северных городах вот ГАИ приучило пропускать на пешеходных переходах, просто жестко тренировало водителей. И у них это уже вошло в кровь. Я спрашивал своих коллег. Они говорят, а вот у нас месячник один. второй, третий. Штрафовали, штрафовали. И сейчас мы просто уже рефлекторно пропускаем пешеходов.

М. Майерс: Это правда, да, Сергей?

В. Лысаков: Ну, вообще это можно и навязать. Хотя зачастую все-таки объясняется это… Многие замечали, что водители иномарок в Москве пропускают большим желанием пешехода, чем водители там каких-нибудь наших раздолбанных отечественных "Жигулей" и т.д.

М. Майерс: Им не хочется самоутвержаться за счет пешеходов, наверное.

М. Майерс: Не хочется самоутверждаться. Человек, может быть, более достиг, более спокоен, более…

М. Майерс: Все-таки мне хотелось бы еще раз повторить свой вопрос. Сергею Сергееву его задать. Вот если проявления хамства на дороге, но это не связано с прямым нарушением правил дорожного движения, здесь каким-то образом инспектор может воздействовать на водителя.

М. Майерс: Я бы, знаете, хотел бы первое. Уважаемая ведущая сказала, когда мы объединяемся, ищем каких-то врагов…

М. Майерс: Да, давайте вернемся, хорошо.

М. Майерс: Я считаю, что не надо искать врагов. И не со стороны, например, подразделений дорожно-патрульной службы. Потому что здесь нас должно, наверное, объединять, немножко другое. Я с Вами согласен. Нас должно объединять одно. Что если мы хотим навести порядок на дороге. И мы каждый из нас участник дорожного движения, водитель и пешеход должны этот порядок поддерживать. И никакие внутренние враги, ни объединений здесь просто-напросто быть не может. Потому что вот как практика показывает, как человек себя ведет в быту, как ведет он себя, он так ведет себя на дороге. Это такое же зеркало сегодня поведения в обществе. И приучить или там, какой-то дрессировать, какие-то такие немножко понятия для животных, наверное, а для человеческого, я считаю, что здесь есть то, что касается, например, в конкретно взятом населенном пункте, когда есть транспортные средства, например, ну, достаточно замкнутые местные транспортные средства, отсутствие большого транзита. Безусловно, конечно, жесткие меры и постоянная работа на пешеходных переходах, конечно, безусловно, определенные…

В. Лысаков: Дисциплинирует.

М. Майерс: Дисциплинирует. Приведет. Так же как и на перекрестке движения и т.д. т.е. это конечно, безусловно, водитель привыкает к той системе надзора, которая сегодня есть. Но должно быть определяющей все-таки не система надзора, я еще раз хотел бы подчеркнуть, а наше с Вами поведение. Вот мы с Вами, я уже приводил пример. Когда мы говорим, что, почему в Европе мы останавливаемся на запрещающий сигнал светофора, а почему здесь водитель проезжает. Давайте спросим у водителя. В основном это то, что сегодня не сдерживает его административный фактор. Он прекрасно понимает, вот эти 50, или предупреждение, или 100 рублей для него сегодня просто-напросто не являются тем тормозом, который может его административным рычагом остановить. Я так понимаю. Второе, что, безусловно, наш менталитет, вот мы много говорим о ремнях безопасности, к примеру, да. Почему во всем мире ремень безопасности, это одно из средств действительно безопасности и для водителя и для пассажира. Почему у нас ремень безопасности является удерживающим ремнем для кресла водителя или пассажира? Это наш чисто психологический российский менталитет.

М. Майерс: Не только. Тут есть еще две проблемы. Во-первых, меня в Европе за это оштрафуют. А во-вторых, в России до сих пор выпускаются автомобили, где отсутствует эта конструктивная деталь просто-напросто.

М. Майерс: Я как раз и хотел бы это сказать. Вы знаете, был такой период, Вячеслав, наверное, вспомнит, это период был с мая по август. Когда наша уважаемая законодательная власть, было принято решение, такое значительное ужесточение санкций за использование ремня безопасности. Так вот я хочу сказать, что мы специально анализировали вот эти несколько месяцев, то тяжесть последствий дорожно-транспортных происшествий, она значительно снизилась. Травмирование людей.

М. Майерс: Т.е. на цифрах это сразу отражается.

М. Майерс: Совершенно верно.

М. Майерс: Вячеслав.

В. Лысаков: Я могу сказать с совершенно чистой совестью. Я пристегиваюсь, даже когда еду от дома до гаража. Клянусь. Я приучил и жену свою пристегиваться. И если едем в дальнюю поездку, дети сзади пристегиваются. Хотя они взрослые. Обязательно. Причем, Вы знаете, что многие водители не понимают, что подушки безопасности бесполезны. Так погиб губернатор Евдокимов. Он на полной скорости, машина врезалась в землю, ушла в кювет. Подушки сработали. Три трупа, потому что они не были пристегнуты.


Человек дня
 : От театральных отношений может разорваться сердцеИнтервью с

От театральных отношений может разорваться сердце

Последнее интервью покойного актера

 : У Натальи Васильевой не было доступа к материалам дела Лебедева-ХодорковскогоИнтервью с

У Натальи Васильевой не было доступа к материалам дела Лебедева-Ходорковского

Председатель Хамовнического райсуда Москвы рассказал правду о приговоре по второму делу ЮКОСа

Сечин Игорь: За ЮКОСом тянутся не просто нарушения, но тягчайшие уголовные преступления — убийства, истязания, шантажИнтервью с Игорем Сечиным

За ЮКОСом тянутся не просто нарушения, но тягчайшие уголовные преступления — убийства, истязания, шантаж

Могущественный вице-премьер заявил The Wall Street Journal, что в деле Ходорковского не было никакой экспроприации бизнеса

Васильева Наталья: Приговор Михаилу Ходорковскому был написан судьями МосгорсудаИнтервью с Натальей Васильевой

Приговор Михаилу Ходорковскому был написан судьями Мосгорсуда

Откровенное интервью о деле ЮКОСА "Газете.ru" помощника суда Хамовнического района

Максимов Николай: Лисин - он живой, юморной, вызвал довериеИнтервью с Николаем Максимовым

Лисин - он живой, юморной, вызвал доверие

Задержанный в Москве торговец вторчерметом Николай Максимов занимается голодовками и борется с первым олигархом из списка Forbes

Волочкова Анастасия: Да что такое вообще, ваша партия?! Я сама больше, чем партия!Интервью с Анастасией Волочковой

Да что такое вообще, ваша партия?! Я сама больше, чем партия!

Балерина решила покинуть ряды "Единой России"

 : Я сломал вам жизнь, Валентина Алексеевна!Интервью с

Я сломал вам жизнь, Валентина Алексеевна!

Первый пресс-секретарь Бориса Ельцина нарушила свое двадцатилетнее молчание

Лента заявлений
20/11/2018
Александр Высокинский

"Зачем строить аэропорт в Челябинске?"

Евгений Куйвашев

"Я совершенно не могу согласиться"

Ольга Глацких

"Дорогие ребята, государство вам ничего не должно!"

Паблисити
Ждем-с... Ждем-с...
Медийные итоги публичных персон Урала в октябре - по версии ЮПИмонитор
Город  засыпает. Просыпается мафия Город  засыпает. Просыпается мафия
Медийные итоги публичных персон Урала в сентябре - по версии ЮПИмонитор  
Обзор PR

Цифровой Кубок ИннопромаЦифровой Кубок Иннопрома

Командный и персональный медийные зачеты Международной промышленной выставки по версии ЮПИмонитор

На слуху
Багаряков уйдет на север Багаряков уйдет на север
Его прочат в политтехнологи президентского штаба по СЗФО
"Завтра ждем ареста"
Кто в Нижнем Тагиле такая борзота?
Ройзман подписи и не собирал Ройзман подписи и не собирал
А влип Переверзев


сальниковые компенсаторы


неразрушающий контроль


закладные детали


металлорукав


резервуар ргс


резервуар рвс


сильфонные компенсаторы


О проекте | Наши услуги | Реклама | Работа | Карта сайта
© 2001-2018 г.г. Администратор домена - агентство ЮПИмонитор (Agency UPmonitor.ru Ltd)
Св-во о регистрации СМИ ИА №ТУ66-01098, выдано управлением Роскомнадзора по Свердловской области 29 декабря 2012
г. Екатеринбург, 620075, ул. Пушкина, д.4, офис 1 office [енотовидная собака] upmonitor.ru
Генеральный директор и главный редактор Худяков Эдуард Валентинович
В электронном архиве мониторинга офф-лайновых СМИ - данные ИАА "Урал паблисити монитор"
Администрация портала UPmonitor.ru не несет ответственности за достоверность публикаций СМИ, находящихся в электронном архиве

Rambler's Top100