Upmonitor.Ru - репутационный портал столицы УрФО
СЛУЖБА МОНИТОРИНГА
Как отрастить бороду до груди?
Яйца Куйвашева произвели фурор
Читайте нас в
>
О проекте Демонстрация Обзор PR Слухи Паблисити Анализ репутаций Архив
пятница, 18 января 2019г.Upmonitor в формате XML! 18+
Человек дня
29.11.2006, 14:54

Обратная сторона мечты о ВТО

Ректор УрГЭУ уверен, что результатом вступления России в ВТО станет не только кризис практически всех обрабатывающих предприятий, но и серьезные социальные взрывы
Российская газета-Урал, Юлия Санатина
Юлия Санатина: Вступление России во Всемирную торговую организацию так долго обсуждалось, многократно откладывалось, что для большинства россиян превратилось уже в какую-то детскую страшилку — жутковатую, но не слишком правдоподобную. Подписание соглашения с США на саммите АТЭС в Ханое неожиданно для многих поставило точку в этом затянувшемся диалоге: экономическая деятельность в условиях ВТО станет для нас реальностью в самое ближайшее время. О том, что ожидает в связи с этим Россию и Свердловскую область, мы беседуем с ректором Уральского государственного экономического университета, председателем совета по качеству, конкурентоспособности и инновациям при Свердловском областном Союзе промышленников и предпринимателей Михаилом ФЕДОРОВЫМ — по мнению коллег-экономистов, главным специалистом по ВТО в Свердловской области.
Михаил Васильевич, насколько я понимаю, подписание соглашения с Соединенными Штатами — это далеко еще не вступление в ВТО?

Максим Фёдоров: Я вам должен сказать, что подписание договора с США — это практически вступление. Подписание окончательного соглашения ожидается через 6—7 месяцев. Нужно успеть решить технические вопросы, процессуальные, но все это, в том числе и противодействие Грузии, не имеет уже никакого значения.

Ю. Санатина: По вашему мнению, хорошо это или плохо для нашей страны?

М. Фёдоров: На мой взгляд, преимущественно плохо. Потому что последствия такого шага сегодня труднооценимы, хотя многие крупнейшие экономисты и целые институты пытались дать такую оценку. Три-четыре года назад звучали очень оптимистичные оценки: что потери ВВП будут всего лишь 1—2 процента. Говорили также, что Россия даже выиграет, поскольку в результате антидемпинговых расследований мы теряем ежегодно 200—300 млн долларов.

Я бы считал, что со вступлением России в ВТО можно было бы подождать еще хотя бы десятилетие. Дело в том, что готовность наших предприятий и целых отраслей к работе в условиях ВТО разная. И потому хотелось бы, чтобы подготовительный период был более длительным. Ведь Россия не жила в рыночных условиях с 1917 года! И сегодня для большинства населения понятие рынка остается малопонятным. У нас не было жесткой конкуренции и до сих пор нет. У нас много нефти и газа, они нас кормят и обеспечивают нормальную жизнедеятельность. Сегодня все ездят на автомобилях, но сказать, что все уработались для того, чтобы их приобрести, нельзя. Так что человеческий наш потенциал не готов к вступлению России в ВТО, к мощной глобальной конкуренции.

Второй момент, который надо иметь в виду: сегодня глобальная конкуренция — это конкуренция технологий, знаний. И по этому показателю большая часть предприятий также не готовы к новым условиям работы. По оценкам западных ученых, 90 процентов обрабатывающих отраслей России после вступления в ВТО просто лягут.

Ю. Санатина: Они у нас еще не очень-то и поднялись, прямо скажем!

М. Фёдоров: У нас немало предприятий с хорошим оборудованием. Но что касается технологий производства продукции — это вчерашний день. Затраты энергии на единицу продукции в России тоже в 4—5 раз выше, чем на Западе. Мы очень отстаем и в плане конкурентоспособности продукции, и в плане эффективности производства.

Ю. Санатина: Так ведь у нас лет пятнадцать в отраслевую науку практически ничего не вкладывали, откуда взяться новым технологиям?! В результате предприятия, которые более-менее начали восстанавливать производство, закупают и оборудование, и технологии за границей…

М. Фёдоров: Да. И все это моменты, которые говорят о том, что шаг, который мы делаем, — очень болезненный. Те условия, что мы приняли, не могут меня не беспокоить. Например то, что Россия соглашается допустить к себе банки, брокерские, страховые, инвестиционные компании с иностранным участием до ста процентов! Вы представляете?! Банки — это кровь любой экономической системы. Понятно, что эти деньги будут работать не на Россию, а Россия будет использоваться как сырьевой потенциал, источник дешевой рабочей силы.

Независимые эксперты так оценивают перспективы России после вступления в ВТО: в машиностроении объем производства уменьшится на 13 процентов, в пищевой промышленности — на 14 процентов, в легкой — на 7 процентов, в сельском хозяйстве — на 5 процентов. При этом увеличится импорт в страну продукции машиностроения на 20 процентов, пищевой промышленности — на 35 процентов, легкой промышленности — на 10 процентов, сельского хозяйства — на 14 процентов. Занятость населения, естественно, тоже значительно снизится: в машиностроении — минус 13 процентов, в пищевке — минус 15 процентов, в легпроме — минус 12, в сельском хозяйстве — минус 6 процентов.

Ю. Санатина: Это, по-моему, очень оптимистичный прогноз…

М. Фёдоров: Будут еще социальные последствия, возможно, социальные взрывы. Поэтому говорить о том, что сегодня мы смотрим с оптимизмом на процессы глобальной экономики, сказать трудно

Ю. Санатина: Наверное, все же глобальная конкуренция напрямую затронет не каждого россиянина. Другое дело — топ-менеджеры, те, кому непосредственно предстоит быть игроками на этом рынке…

М. Фёдоров: И это еще один тревожный момент. За 17 лет мы не сформировали класс управленцев. Что такое у нас экономика — региона, предприятия, муниципального образования? Это кадры! Есть Россель — регион активно живет. Есть Чернецкий — город процветает. Есть Козицын — компания развивается. Но современный менеджмент должен быть совершенно иным — основанным на информационных технологиях. Это другой век. Приведите мне хотя бы один пример, когда управление предприятием, муниципальным образованием, регионом было прозрачно, эффективно, работало как четко отлаженный организм? Я таких примеров не знаю. Есть попытки, например, в Пермском крае: губерния активно внедряет информационные технологии в управление социальной сферой. Но это крупицы! Старая система не будет работать в новых условиях, а при столкновении двух систем абсолютно понятно, какая выиграет

Ю. Санатина: Вы упоминали, что наша область больше других озабочена проблемой подготовки к вступлению в ВТО. А какова сейчас степень готовности наших предприятий?

М. Фёдоров: Действительно, мы как никто готовимся к вступлению в ВТО. Союз промышленников и предпринимателей области будирует ситуацию, буквально навязывает областному министерству экономики эту тематику, понимая ее актуальность. И спасибо первому вице-премьеру Галине Ковалевой, она это принимает и трясет остальные министерства как груши.

Вот в 2002 году мы исследовали конкурентоспособность предприятий металлургического комплекса и подготовили методическое пособие по оценке и подготовке предприятий к вступлению России в ВТО. Потом мы провели подобную работу по всем другим отраслям. По заказу Минэкономики разработали дистанционный курс подготовки руководителей предприятий к работе в условиях ВТО — 32 часа. Мы планировали, что начнем такой всеобуч, как во времена безграмотности. Но пока ничего не получается.

Ю. Санатина: То есть у руководителей предприятий нет интереса к этой проблеме?

М. Фёдоров: Интересен менталитет российский. Год назад Путин заявил, что скорее всего Россия не подпишет в ближайшее время соглашение по ВТО. И моментально пропал интерес к этой тематике, мы сразу увидели перед собой барьер! Министерства, бизнес говорят: это нам не нужно, до вступления в ВТО еще далеко.

Ю. Санатина: То есть этот год, как раз накануне вступления, оказался потерянным?

М. Фёдоров: Да. Недавно мы в Минэкономики защитили свою работу по оценке конкурентоспособности, точнее — по методике мониторинга. Мы обследовали 151 предприятие, но оценили конкурентоспособность не отдельных предприятий и не отраслей, а видов деятельности. Таких, например, как производство стройматериалов, производство стального проката, добыча руд, производство хлеба, молока и т. д. Всего было выделено 39 видов экономической деятельности. При этом в один вид деятельности могли попасть разные предприятия — с высокой и низкой конкурентоспособностью. Независимо от этого общая ситуация очень интересная: ни один вид не является высококонкурентоспособным. Ни один! Самое грустное впечатление производит машиностроение.

Мы выбрали те факторы, которые выявляют тенденции, указывают на наиболее слабые места. Результаты лично меня удивили: я мог предположить, что дела плохи, но не думал, что настолько. Очень слабое место — это подготовка кадров. Бизнес кадрами не занимается. Это могут себе позволить немногие компании.

Еще одно провальное направление — нематериальные активы. Это означает безграмотность в вопросах интеллектуальной собственности. Это SOS! Как сказал кто-то из западных бизнесменов, к вам на предприятия придут ваши же юристы, которых мы наймем, попросят патенты на то, что вы делаете, и ваше предприятие завтра же закроется. В ВТО всего три соглашения, и одно из них — по интеллектуальной собственности, и у нас оно не работает.

Слабые места также — менеджмент качества, информационные технологии в управлении и так далее.

Ю. Санатина: Можно ли назвать те предприятия, которые в большей мере все-таки готовы к работе в новых условиях?

М. Фёдоров: Конечно, это в основном те, которые давно работают на экспорт. Скажем, «Уралэлектромедь», «ВСМПО-Ависма». Там великолепные технологии, все сертифицировано, система отработана. Но таких немного. Конкурентоспособность большинства предприятий низкая. Например, мы выявили очень низкую конкурентоспособность предприятий хлебопекарного производства.

Вообще я думаю, АПК ждут очень тяжелые времена. Во-первых, потому что мы фактически открыли границу для ввоза мяса. Снижение пошлин работает тоже не в нашу пользу. Россия, правда, отвоевала высокий уровень субсидий для сельского хозяйства, но ведь этими средствами надо распорядиться! Последние два десятилетия — это годы угробления сельского хозяйства, и чтобы восстановить его, начиная с кадров и заканчивая технологиями, тех денег, которые сюда нужны, у России просто нет.

Ю. Санатина: Так все-таки нужно ли делать этот шаг?

М. Фёдоров: Есть еще одна позиция. Сегодня 50—70 процентов товаров легкой промышленности, бытовой техники поступают к нам не через таможню — обходным путем. С этой позиции вступление в ВТО — все-таки плюс, поскольку оно должно обеспечить прозрачность и снизить уровень коррупции. Еще один из плюсов: жесткая конкуренция должна заставить нас адаптироваться в более короткие сроки (если, правда, Россия не распадется на кусочки). Это шоковая терапия

Ю. Санатина: Мы еще не забыли, что это такое!

М. Фёдоров: Я думаю, что вступление России в ВТО будет как раз новой шоковой терапией.

Ю. Санатина: И опять стране лет пятнадцать придется реабилитироваться?

М. Фёдоров: Да, как говорят, не дай бог жить в эпоху перемен!


Человек дня
 : От театральных отношений может разорваться сердцеИнтервью с

От театральных отношений может разорваться сердце

Последнее интервью покойного актера

 : У Натальи Васильевой не было доступа к материалам дела Лебедева-ХодорковскогоИнтервью с

У Натальи Васильевой не было доступа к материалам дела Лебедева-Ходорковского

Председатель Хамовнического райсуда Москвы рассказал правду о приговоре по второму делу ЮКОСа

Сечин Игорь: За ЮКОСом тянутся не просто нарушения, но тягчайшие уголовные преступления — убийства, истязания, шантажИнтервью с Игорем Сечиным

За ЮКОСом тянутся не просто нарушения, но тягчайшие уголовные преступления — убийства, истязания, шантаж

Могущественный вице-премьер заявил The Wall Street Journal, что в деле Ходорковского не было никакой экспроприации бизнеса

Васильева Наталья: Приговор Михаилу Ходорковскому был написан судьями МосгорсудаИнтервью с Натальей Васильевой

Приговор Михаилу Ходорковскому был написан судьями Мосгорсуда

Откровенное интервью о деле ЮКОСА "Газете.ru" помощника суда Хамовнического района

Максимов Николай: Лисин - он живой, юморной, вызвал довериеИнтервью с Николаем Максимовым

Лисин - он живой, юморной, вызвал доверие

Задержанный в Москве торговец вторчерметом Николай Максимов занимается голодовками и борется с первым олигархом из списка Forbes

Волочкова Анастасия: Да что такое вообще, ваша партия?! Я сама больше, чем партия!Интервью с Анастасией Волочковой

Да что такое вообще, ваша партия?! Я сама больше, чем партия!

Балерина решила покинуть ряды "Единой России"

 : Я сломал вам жизнь, Валентина Алексеевна!Интервью с

Я сломал вам жизнь, Валентина Алексеевна!

Первый пресс-секретарь Бориса Ельцина нарушила свое двадцатилетнее молчание

Лента заявлений
18/01/2019
Евгений Куйвашев

"Будет не менее 12 яиц!"

Митрополит Кирилл

"Молимся, как можем"

Ольга Глацких

"Благодарна, что не "сдал" меня"

Паблисити
«И поэтому, дорогие ребята…» «И поэтому, дорогие ребята…»
Медийные итоги публичных персон Урала в ноябре - по версии ЮПИмонитор
Ждем-с... Ждем-с...
Медийные итоги публичных персон Урала в октябре - по версии ЮПИмонитор
Обзор PR

Кто-то везде грязь найдет...Кто-то везде грязь найдет...

Медийные итоги 2018 года - по версии ЮПИмонитор

На слуху
Багаряков уйдет на север Багаряков уйдет на север
Его прочат в политтехнологи президентского штаба по СЗФО
"Завтра ждем ареста"
Кто в Нижнем Тагиле такая борзота?
Ройзман подписи и не собирал Ройзман подписи и не собирал
А влип Переверзев


сальниковые компенсаторы


неразрушающий контроль


закладные детали


металлорукав


резервуар ргс


резервуар рвс


сильфонные компенсаторы


О проекте | Наши услуги | Реклама | Работа | Карта сайта
© 2001-2019 г.г. Администратор домена - агентство ЮПИмонитор (Agency UPmonitor.ru Ltd)
Св-во о регистрации СМИ ИА №ТУ66-01098, выдано управлением Роскомнадзора по Свердловской области 29 декабря 2012
г. Екатеринбург, 620075, ул. Пушкина, д.4, офис 1 office [енотовидная собака] upmonitor.ru
Генеральный директор и главный редактор Худяков Эдуард Валентинович
В электронном архиве мониторинга офф-лайновых СМИ - данные ИАА "Урал паблисити монитор"
Администрация портала UPmonitor.ru не несет ответственности за достоверность публикаций СМИ, находящихся в электронном архиве

Rambler's Top100