Upmonitor.Ru - репутационный портал столицы УрФО
СЛУЖБА МОНИТОРИНГА
Как отрастить бороду до груди?
Чепиков заменил Глацких
Читайте нас в
>
О проекте Демонстрация Обзор PR Слухи Паблисити Анализ репутаций Архив
воскресекье, 18 ноября 2018г.Upmonitor в формате XML! 18+
Человек дня
07.12.2006, 15:21

Защита или нападение?

По словам госдепа, запрет на ввоз в Россию импортных продуктов, который в последнее время приобретает массовый характер, скорее, не забота о гражданах, а политический инструмент
Радио "Эхо Москвы-Екатеринбург", Ксения Ларина
Ксения Ларина: В программе принимают участие депутат ГосДумы Алексей Митрофанов, профессор Российской экономической школы Константин Сонин, журналист, политический обозреватель Виталий Портников.
У нас интересная тема. Сначала я прочитаю вам некоторые сообщения с новостной ленты последних дней - я их поискал. « В зоне деятельности Магнитогорской таможни, Уральское таможенное управление, ужесточен контроль за качеством ввозимой пищевой продукции - об этом сообщил начальник Отдела товарной номенклатуры и торговых ограничений Н.В.Алимзянова». первое. Второе: «Россия встала на защиту сыроделов. Правительство РФ собирается защитить российскую молочную промышленность от западных конкурентов. В качестве первого шага Минсельхоз рекомендует увеличить импортную пошлину на сыры с 15 до 25%». Идем дальше. Вы знаете Сергея Лисовского?

Алексей Митрофанов: Который бьется против импортного яйца.

К. Ларина: Яйца и курятина. И делает это довольно успешно. Я напомню, что он в Совете Федерации, он зам.председателя Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике. Вот, он что говорит: «Птицеводство США из-за исторического преобладания мелких фермерских хозяйств более предрасположено к эпидемиям птичьего гриппа. Единственным способом защитить передовое, и быстро развивающееся отечественное хозяйство в этих условиях, - он считает, - запрет на ввоз птицы из США». Вот таким сообщениям нет предела. Есть еще заявления Гордеева по этому поводу всякие-разные. Теперь дальше. Вспомним еще явно политические истории.

А. Митрофанов: Да, молдавско-грузинские.

К. Ларина: Но сначала так - молдавско-грузинский запрет, а после этого политическое молдавское разрешение, и соответственно теперь я могу вам, единственному и неповторимому, потому что других нет, задать вопрос, который будет сегодня в нашей дискуссии. Ограничение на ввоз импортных продуктов питания – это забота о гражданах, или политический инструмент? Такая будет у нас сегодня тема. И все, кто, может быть, соберутся сегодня в нашей студии, будут на этот счет говорить. Пожалуйста. Начнем с вас, и вами же закончим.

А. Митрофанов: Здесь два направления. Безусловно, эти запреты могут быть инструментом политическим, и в варианте Грузии и Молдавии мы понимаем политический подтекст происходящего. Есть и второе. Более важное, наверное, соображение здесь - это борьба экономических групп против конкурентов. Поскольку наши местные производители оперились, укрепились, потяжелели, стали более богатыми и системными, они уже не зарабатывают первые миллионы долларов, а уже перешли, наверное, на заработки сотен миллионов - поэтому они теперь могут лоббировать в правительстве и в целом бороться системно с крупными иностранными корпорациями. Которые в свое время, в середине 90-х гг. очень комфортно зашли на наш рынок. То есть, это борьба, настоящая борьба по таким законам рынка жестоким. И в данном случае Лисовский откровенно артикулирует вот эти вот лоббистские российские настроения, российских производителей. Ну, что скрывать – я просто откровенно говорю, как есть. Что делать потребителю в этих условиях?

К. Ларина: Вот по этому поводу я хотел вам сказать мнение радиослушателей.

А. Митрофанов: С одной стороны, наш потребитель – российский гражданин, и он, конечно, где-то заинтересован в том, чтобы по улицам городов и в селах ходили не нищие бродяги, а дать заработать, условно говоря, своим – чтобы работали фермы, люди получали зарплату, чтобы не убивали священников как в тверской области какие-то спившиеся алкоголики, или там полу-бандиты. Конечно, как гражданин он заинтересован в российском производителе - что скрывать здесь, это правда.

К. Ларина: Простите, кто заинтересован?

А. Митрофанов: Ну, наш потребитель. Вы заинтересованы?

К. Ларина: Нет. Я не заинтересован в российском производителю. Я заинтересован в том, кто делает более качественную продукцию и продает по более низкой цене.

А. Митрофанов: Нет, тут два взгляда. Ну, вы как гражданин…

К. Ларина: Нет, без махровой пропаганды, При чем тут гражданин?

А. Митрофанов: Какая махровая пропаганда?

К. Ларина: Я в Советском Союзе был гражданин - что мне давали, то я ел - все, это время закончилось.

А. Митрофанов: Если вы будете проезжать на машине мимо конченных и брошенных деревень, где выйдут мужики и вас подстрелят, вы почувствуете тогда, что надо чуть-чуть заботиться и о своей стране. Просто чтобы вот таких историй у нас, как со священником, с полностью деградировавшими деревнями, не было. Но я согласен, что это не шкурный интерес, а более философский. Но как потребитель обычный я, конечно, заинтересован иметь более дешевую и более качественную продукцию - все, больше мне ничего не надо. И выбор.

К. Ларина: Из любой страны, правда?

А. Митрофанов: И выбор, безусловно.

К. Ларина: Просто я же не депутат, я могу говорить, как я думаю.

А. Митрофанов: да, но любой даже не депутат понимает, что желательно, чтобы по улицам наших городов ходили не бродяги, а какие-то приличные люди, получающие зарплату. Здесь вы согласны?

К. Ларина: Нет, господин Митрофанов. Если так ставить вопрос, то я желал бы, чтобы вот в этой деревушке, где ходят нищие. И так далее - то, что вы говорили – чтобы там было построено какое-то производство, понятно, да? Пусть даже отделение какой-то импортной фирмы – мы об этом много раз говорили с вами.

А. Митрофанов: Но для этого надо, чтобы те компании, которые работают в российской деревне, имели возможность вкладывать деньги в это. А то получилось – возьмите с мясом у нас несколько лет назад - импортные производители зашли с очень дешевым мясом, несколько лет поработали, убили все наше мясное производство, я скажу честно – оно убито, даже сейчас в тушенку идет импорт, чего не было раньше. У нас нет мяса сейчас. Кроме того, чтобы на деревенских каких-то рыночках купить, у нас просто нет скота.

К. Ларина: То есть, импортные производители нас не спасли.

А. Митрофанов: Они сначала убили наше производство, и тут же подняли цены. Ведь вы как потребитель тоже не заинтересованы в том, чтобы, с одной стороны, импортные производители над вами возвышались. Мы заинтересованы держать баланс – чтобы, с одной стороны, нас не задушил Лисовский, с его яйцами…

К. Ларина: И курами.

А. Митрофанов: И курами. С другой стороны, чтобы нас не задушил американцы, потому что если не будет Лисовского, они нам тоже за такое дерьмо установят цены – мы с ума сойдем.

К. Ларина: Так. Теперь к нам присоединился Виталий Портников – здравствуйте, Виталий. Тема уже понятна, да, она формулируется: «Ограничение на ввоз импортных продуктов питания – это забота о гражданах, или политический инструмент?». И вот коллега, А.Митрофанов, он сказал про цены. Здесь радиослушатели прислали очень много вопросов - вот видите, много. Тема оказалась горячей для них.

А. Митрофанов: Еще бы - каждый день мы покупаем продукты.

К. Ларина: ишет Кулешов Юрий Викторович, занимается информационными технологиями, реплика: «Почему эта забота всегда выливается в повышение цен на десятки процентов». Вот, что пишет Георгий: «У меня, как у потребителя, такое впечатление: закрывают весь импорт, и одновременно монополизация всего бизнеса в России. Кому-то явно это выгодно, но не мне. Отечественное производство из-за этого страдает по цене, , еще сильнее – по качеству. Любой сертификат легко купить, там система как в ГИБДД - неужели ваш сегодняшний гость этого не понимает - ну, мы еще не знаем, понимает, или нет, - или считает, что мы верим, когда правительство и депутаты нам постоянно угрожают отравлениями. Хочу сказать В.Портникову, что А.Митрофанов вначале передачи сказал, что… Слышали начало? Что это и политическое, и в то же время это борьба экономическая…

А. Митрофанов: Есть и политические явно.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Что вы скажете по этому поводу?

В.ПОРТНИКОВ: Матвей, я всегда вспоминаю такую историю с введением евро. Когда было введено евро в один день во всех странах Европы. А в одной-единственной стране, в Италии, тогда премьер-министром был всеми уважаемый нами Берлускони, оно задержалось на 10 дней по-моему, или на две недели. И никто не мог объяснить, почему – ну, почему в Италии задерживается введение евро. Ну, там был итальянский Центробанк, объяснил, все эти объяснения вынуждены были принять. И, в общем, там вот эти две недели какие-то «шахеро-махеро», оно продолжилось

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Шахирини-махирини, это Италия.

В.ПОРТНИКОВ: Да. И Россия, по сути, на пороге вступления во Всемирную торговую организацию. Скоро вся эта комедия окончится. Но это последние вздохи вот этого бы, я сказал, нерыночного подхода к экономике, последние вздохи набивания карманов людей, которые понятно, как делали бизнес в этой стране – в этой стране бизнес и власть это синонимы, потому что здесь нет бизнесменов, не приближенных к власти.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да.

В.ПОРТНИКОВ: И не может быть, по сути.

А.МИТРОФАНОВ: Их и нигде нет в мире.

В.ПОРТНИКОВ: Ну, это г-н Митрофанов сказал. А политики здесь думают, что вот эта вот их корпоративная политическая деятельность – аморальная, далекая от каких-либо стандартов – это то же самое, что происходит в мире, всюду.

А.МИТРОФАНОВ: То же самое. Я специалист по Америке.

В.ПОРТНИКОВ: Н, им так легче жить.

А.МИТРОФАНОВ: Поверьте аспиранту Института США и Канады.

В.ПОРТНИКОВ: Не верю аспиранту Института США и Канады.

А.МИТРОФАНОВ: Который еще в 1988 г. изучал, как табачные компании захватывают рынок.

В.ПОРТНИКОВ: Конечно, только когда там есть доказательства всего этого, там людей берут, как руководителей «Энрона».

А.МИТРОФАНОВ: Какие доказательства?

В.ПОРТНИКОВ: ну, что вы спорите?

А.МИТРОФАНОВ: берут чужих, своих не берут.

В.ПОРТНИКОВ: Не об этом речь.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Алексей Митрофанов, вы фактурнее Портникова. Прошу не давить.

В.ПОРТНИКОВ: Я справлюсь с г-ном Митрофановым, потому что человек, который входит в Либерально-демократическую партию, не являющуюся либеральной и не являющейся демократической, не может рассказывать о своих аспирантских годах с таким апломбов. Ну, не надо нам здесь подбрасывать, г-н Митрофанов.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Портников, ближе к курам.

А.МИТРОФАНОВ: да. И к Лисовскому.

В.ПОРТНИКОВ: Ну, так скоро все кончится. Потому что вот та встреча президента России и президента республики Молдова, которая состоялась после минского саммита СНГ, и где г-н Путин вынужден был согласиться с тем, что молдавские вина вернутся на российский рынок – понятно, что не в полном объеме, понятно, что это…

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: По другой цене.

В.ПОРТНИКОВ: Да. Но, тем не менее, это говорит о том, что Россия будет дисциплинированным членом ВТО. И что ровно то, что Россия выторговала для спасения своей этой псевдо-экономики - не будет филиалов иностранных банков, российские граждане, в отличие от граждан Украины, не будут защищены в смысле вкладов, будут все так же рабами разных финансовых корпораций, которые будут разоряться и красть их деньги – все это будет. Но с продуктами все будет нормально, как в цивилизованном мире. А потом я надеюсь, что российские граждане смогут себе избрать ответственную власть, которая разрешит и филиалы иностранных банков открывать в этой стране, и этой комедии придет конец. Ну, они же это не остановят. Это, кстати, на меня Митрофанов так действует. Я обычно спокойнее.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это очень хорошо. Так все и придумано.

В.ПОРТНИКОВ: Это энергетика.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Сейчас придет К.Сонин, профессор Российской экономической школы. Он будет как демпфер глушить вас.

В.ПОРТНИКОВ: Вы сказали слово, которого я не знаю.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Какое?

В.ПОРТНИКОВ: Что он будет нас глушить – как кто?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Демпфер.

В.ПОРТНИКОВ: Не знаю этого слова.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: не важно, не имеет значения.

А.МИТРОФАНОВ: После передачи Матвей расскажет.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Мы с Митрофановым хорошо знаем это слово. Мы вместе с ним учились – где? Где мы учились, Алексей, с вами?

В.ПОРТНИКОВ: В академии демпфера.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Но мы с вами знаем, что уже в существующем европейском сообществе существуют крутые споры по поводу поддержки…

А.МИТРОФАНОВ: Торговые войны

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, поддержки местной сельскохозяйственной продукции…

В.ПОРТНИКОВ: Тем не менее, там никто ничего не может запретить.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Секундочку. Но такая операция умиротворения – как вы говорите – умиротворения России, по сути - вот придется жить по таким законам…

А.МИТРОФАНОВ: Ну, не надо перегибать с ВТО.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Что-то выторгуют?

А.МИТРОФАНОВ: Нет. ВТО - это система норм и правил, по ста направлениям мы договариваемся, вне этих договоренностей у России масса всяких возможностей, и в странах, входящих в ВТО, куча торговых войн, торговых противоречий. Вводятся санкции, в том числе, по политическим мотивам – американцы полно, много раз вводят санкции.

В.ПОРТНИКОВ: Против членов ВТО?

А.МИТРОФАНОВ: Против членов ВТО. А какие проблемы с членами ВТО? Вон там с Ираном, не Ираном, с кучей стран у них есть какие-то проблемы. ВТО ничего не решает. ВТО это некий общий клуб, куда все заходят со своими проблемами. И вы еще не знаете, как Россия договорилась по этим отраслям – тоже вопрос сложный.

В.ПОРТНИКОВ: Ну, как не знаем? Мы знаем, что есть двусторонние переговоры.

А.МИТРОФАНОВ: Там по ста отраслям.

В.ПОРТНИКОВ: Никогда Китай не пропустил бы Россию в ВТО, если бы Россия ему сообщила, что не будет вашего риса у нас. И Вьетнам, кстати, тоже.

А.МИТРОФАНОВ: Разрабатываются же более тонкие способы влияния – завтра будет слух о том, что… не слух, а какие-то фитосанитарные правила, что какой-то жук с этим рисом приезжает, его запретят, так же, как было с коровьим бешенством. Есть куча вариантов, как это делается.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Он абсолютно циничен, кстати, в рисе же нашли жука.

А.МИТРОФАНОВ: Да, жука найдут.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: И все, до свидания – нету риса.

А.МИТРОФАНОВ: Да, нету риса вашего. Дальше. Арестовали, допустим, адвоката Гофштейна в Испании. Завтра из Испании…

В.ПОРТНИКОВ: Не будут поставлять адвокатов.

А.МИТРОФАНОВ: Нет, просто в ответ не будут закупать то и то – откажутся производители. Достаточно поговорить. Даже я вам скажу такой метод – просто в нынешних условиях вертикали власти поговорят с крупными импортерами, и не порекомендуют им это сделать - потом у них возникнут проблемы с налоговой, с ментами, с ФСБ, там они, оказывается, будут связаны с террористами, и так далее – и все, и они не сделают этого.

В.ПОРТНИКОВ: Это все потому, что г-н Митрофанов еще не жил в другом мире.

А.МИТРОФАНОВ: Я живу в реальном мире. Это вы…

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Секунду. Дело в том, что он абсолютно циничен, как это и полагается члену ЛДПР - это у них идет от Жириновского, который, ты знаешь, говорит все время: я – циник.

В.ПОРТНИКОВ: Я с глубоким уважением отношусь к цинизму Владимира Вольфовича.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Так относись так же с уважением к цинизму Алексея.

А.МИТРОФАНОВ: Я вам сценарий говорю, как это можно сделать.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Он говорит о том, как будут обходить эти чудесные соглашения.

В.ПОРТНИКОВ: Так их все во всем мире обходят. Но обходить - не значит выставлять страну на посмешище – это разные вещи. Безусловно, найдут жука, но жук в данном случае требует авторитетной международной экспертизы.

А.МИТРОФАНОВ: Почему – международной? У нас есть фитосанитарные национальные. Да я в коробочке принесу этого жука, брошу туда - какие проблемы? Ну что вы не понимаете, как в детском саду.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Виталий, послушай, я не понимаю, чему ты возражаешь. Он говорит…

А.МИТРОФАНОВ: Как будет.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Как это будет.

В.ПОРТНИКОВ: Он говорит, что г-н Онищенко ходит в жуком в кармане.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет. Онищенко авторитетно заявляет, что там пестициды в вине. И все . И наша лаборатория…

А.МИТРОФАНОВ: Или полоний. Он современнее.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: И наша лаборатория, сертифицированная 500 миллионов раз, показывает настоящую, поддельную – не знаю, какую бумагу, где написано: превышение в 5 млн. раз. Все. Что ты будешь делать? Существуют правила, даже при едином общем рынке, защиты здоровья граждан собственной страны.

А.МИТРОФАНОВ: Да, и все. Вопроса нет.

В.ПОРТНИКОВ: Я даже не буду с вами сейчас спорить. Потому что еще раз говорю, что в рамках международных организаций существуют судебные службы…

А.МИТРОФАНОВ: Ну и судитесь. Идите и судитесь.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Стоп, секунду. Г-н Митрофанов. А теперь давайте поговорим про то, что сказал Портников. Если уже будет этот рынок общий, то суды – это уже будет не Европейский суд по правам человека.

В.ПОРТНИКОВ: да, мягко говоря.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это будет серьезная история. И это будут санкции, если это вранье.

А.МИТРОФАНОВ: Нет, подождите. Работа в судах есть работа в судах –идите, судитесь. И сейчас можно судиться, пожалуйста.

В.ПОРТНИКОВ: Нет, ничего сейчас нельзя. Потому что это все двусторонние соглашения.

А.МИТРОФАНОВ: Можно. Импортеры могут судиться.

В.ПОРТНИКОВ: Грузия может подать в российский суд на Онищенко, а российский суд пошлет Грузию…

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Подождите. Вы были у меня в «Российской панораме» точно в этом же составе. И сейчас вы повторяете те же слова.

В.ПОРТНИКОВ: Я не помню этого.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ты говорил по поводу двустороннего – что Грузия может подать. И русский суд скажет «нет».

В.ПОРТНИКОВ: Я такое говорил уже?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, ты говорил.

В.ПОРТНИКОВ: Значит, склероз. А он что говорил?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: То же самое – что это все ерунда.

В.ПОРТНИКОВ: А, тогда хорошо.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: В чем отличие подачи в суд и рассмотрения спорных дел, когда…

В.ПОРТНИКОВ: Потому что страна, вступающая в организацию, подчиняется определенным нормам. И потом, в случае, если она проигрывает дело, она выплачивает убыток. И один-два раза выплаты такого убытка – они отрезвят не одну санитарную инспекцию, никто не будет ходить с жуком в коробочке. Почему вы не верите в цивилизованность России?

А.МИТРОФАНОВ: Никто ничего не отрезвит. Потому что есть тысяча методов работы, вы поймите.

В.ПОРТНИКОВ: Не надо думать, что Г-н Жириновский и г-н Митрофанов умные, а г-н Путин и г-н Греф – как нам тут г-н Митрофанов хочет подбросить - дурные. Если бы им не надо было бы в ВТО, так они бы это все не устраивали, не договаривались бы с бушем, не встречались бы с Ворониным - это же противно. Значит, надо. Значит, понимают, что это прибыль.

А.МИТРОФАНОВ: Не надо абсолютно.

В.ПОРТНИКОВ: А зачем?

А.МИТРОФАНОВ: Ну, бюрократическая машина была заведена еще в середине 90-х.

В.ПОРТНИКОВ: Я же сказал, что он думает, что они дурные, а они - умные.

А.МИТРОФАНОВ: Нет, они не дурные.

В.ПОРТНИКОВ: Они у власти, у них большинство в парламенте, а это какая-то фракция, которая бегает вокруг, и они умные.

А.МИТРОФАНОВ: Знаете, большевики – их было 10 человек. Они бегали-бегали, потом вырезали всех.

В.ПОРТНИКОВ: Вы хотите сказать, что вы вырежете Путина и Грефа? Нет, не надо нас призывать к государственному перевороту в этой студии.

А.МИТРОФАНОВ: Я вам сказал. Я про переговоры не говорю.

В.ПОРТНИКОВ: А я разволновался.

А.МИТРОФАНОВ: Я говорю, что вы осторожнее говорите о тех, кто куда-то бегает. Бегали – 19 лет они бегали.

В.ПОРТНИКОВ: Я вступился за российскую власть на «Эхо Москвы». Это лучшее место.

А.МИТРОФАНОВ: бегали 73 года, и по полной программе, как вы знаете. Так что не надо, осторожнее.

В.ПОРТНИКОВ: А при чем тут большевики? Это Компартия.

А.МИТРОФАНОВ: Я вам привел один пример. Власть брали большевики, это была замечательная партия.

В.ПОРТНИКОВ: А плохой пример - это непарламентская партия.

А.МИТРОФАНОВ: Их было всего в думе 4 человека.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это страшно интересно – то, что вы говорите. Наша передача «Нужен ли большевизм России» продолжится ровно через 5 минут, оставайтесь с нами. Потрясающие люди.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Замечательные гости у нас в программе «Ищем выход» - депутат Госдумы, главный циник страны А.Митрофанов, о котором Нина, радиослушательница написала: «Митрофанов говорит о нормальном бандитском государстве и его принципах» - абсолютно верно, Нина. Дальше у нас есть Виталий Портников – это закулиса, украинско-западно-проамериканская закулиса, на деньги ЦРУ.

В.ПОРТНИКОВ: Раньше такие вещи в доносах писали вообще, г-н Ганапольский.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну, Знаете - зачем, сейчас…

В.ПОРТНИКОВ: А, сейчас демократическое государство.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: И пришел совершенно загадочный профессор российской экономической школы Константин Сонин. Здравствуйте, Костя.

К.СОНИН: Здравствуйте.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Причем, ужас заключается в том, что мы тут спорили-спорили, он вошел, представьте себе: круглолицый человек с обаятельнейшей улыбкой и круглыми наивными глазами. И мы с надеждой ему говорим – вы знаете, о чем мы сейчас здесь говорили? Он говорит - Нет. Представляете? Пока были новости, Митрофанов и Портников втолковывали ему, о чем, собственно, у нас был разговор. Ну, он профессор Российской экономической школы, он поймет. Теперь смотрите. Александр Шевелев пишет: «На примере запрета россиянам кушать польские продукты, - вы знаете этот знаменитый скандал с польским мясом, где мы обвиняли Польшу в реэкспорте, они даже там открыли уголовные дела, - можно прекрасно показать всей стране и миру, как работает, точенее, не работает российская госмашина. Чиновники из «Росветнадзора» не могут не знать, что подавляющее большинство польских производителей, как и европейских, обязаны следить не только за качеством самого продукта, но и всех его компонентов. Включая, к примеру, удобрения или корма для животных. И в первую очередь. В этом заинтересован сам производитель, для которого любые сомнения в качестве – это, как минимум, огромные убытки, если не крах. Документируется и может быть отслежен каждый шаг в производстве. Попробуйте получить такую информацию в РФ или Белоруссии, где коровы до сих пор таскают вымя по навозу, - Надежда, вы не правы, по РФ есть такая информация, - добавьте сюда более дешевую цену польских продуктов, и вы увидите, что в случае с Польшей имел место настоящий саботаж в средероссийских должностных лиц… уважаемый В.Портников…» - вот видите, какое пламенное обращение в вашу поддержку, но скандал-то есть польский, это же реэкспорт мяса, это же какая-то таинственная история, когда жулики продавали нам мясо, которое сделали не они. Значит, получается…

В.ПОРТНИКОВ: Но запрещено было все мясо, не только то мясо, которое было под подозрением, но и то мясо, которое было очевидно польским. И, кстати говоря, тут тоже очень сложная ситуация. Потому что, действительно, ЕС – он никак не пытался подержать Польшу до того момента, пока Польша не затормозила процесс переговоров между Брюсселем и Москвой о подписании этого соглашения. Я не думаю, что это был правильный шаг со стороны Варшавы…

А.МИТРОФАНОВ: А вы что думаете, что Варшава не согласовала эти шаги с Евросоюзом? Что это была не разыгранная вместе схема?

В.ПОРТНИКОВ: Нет, я знаю, г-н Митрофанов, что не согласовала.

А.МИТРОФАНОВ: Польша – сама?

В.ПОРТНИКОВ: Знаю, что не согласовала.

А.МИТРОФАНОВ: в Евросоюзе все согласовывается. Это как в Варшавском договоре, в Брюсселе - муха не пролетит без разрешения.

В.ПОРТНИКОВ: Леша, г-н Качиньский похож на вас, как брат-близнец, только решите, какой.

А.МИТРОФАНОВ: Я просто знаю всю эту тему.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Уважаемый К.Сонин. Я счастлив, что обращаюсь к единственному интеллигентному человеку здесь, в студии. Спокойному, уравновешенному, который… положите, пожалуйста, молоток на место – который сейчас объяснит этим двум наивнякам – как говорили в Одессе – как реально обстоит дело.

К.СОНИН: Проблема, боюсь, не в наивности, а проблема наоборот – в излишнем отсутствии, что ли, наивности. Потому что вообще такая тема как то, что мясо может быть действительно плохим, или мясо может быть действительно хорошим - она уже полностью исчезла - а это, собственно, существо дела. Меня еще удивляет, что вопрос о продуктах у нас полностью перешел в национальную сферу. То есть, у нас не может быть плохих продуктов фирмы, у нас не может быть плохой партии продуктов, у нас могут быть плохие продукты из какой-то страны. При том, что никаких экономических причин думать, что если одна партия мяса является реэкспортом, и другая партия является тоже реэкспортом – нет никакой мыслимой причины. И что существенно понимать - что мы это все время переводим в такую большую шахматную доску, но в сущности, как только запрещается ввоз хоть одной партии мяса – даже на секунду представим, что оно плохое – это значит, что жители нашей страны переплатят за тот килограмм мяса, который они покупают. И если запретить ввоз риса, как сейчас, значит, мы будем переплачивать за каждый килограмм риса.

А.МИТРОФАНОВ: Почему? Можно взять продукты из другой страны, более лояльной политически.

К.СОНИН: Смотрите, вопрос вот, о чем.

А.МИТРОФАНОВ: Что, мясо только у Польши?

К.СОНИН: Помните - как только вы внесли вопрос о лояльности…

А.МИТРОФАНОВ: Обязательно. А как по другому?

К.СОНИН: Тут же каждый человек чуть-чуть переплатил.

А.МИТРОФАНОВ: Нет, никогда.

К.СОНИН: То есть, каждый человек, придя в магазин, он чуть больше заплатил.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Секундочку. Сколько надбавка как вы сказали?

К.СОНИН: Надбавка за лояльность. За геополитические интересы.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: 3-5%?

К.СОНИН: Я думаю, если сейчас продолжится то, что сейчас происходит на рынке риса, это может быть и почти вдвое. То есть, мы бы столкнулись с очень большим снижением цен на рис, потому что очень много риса произведено в этом году в России – сейчас этого не будет, по всей видимости, не будет этого снижения. А так бы у нас оставалось чуть-чуть побольше денег на все остальные продукты.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Еще один вопрос к вам. Вот наша сторона, и всякие идеологи - вот тут идеологи от куропроизводства, например, г-н Лисовский, они говорят, собственно, что это здоровый протекционизм, и наша продукция дешевле, не надо переплачивать, надо развивать свой собственный аграрный сектор. Например, зачем нам рис вьетнамский или какой-то другой, где он там производится, нам нужен свой рис, рисоводы России.

К.СОНИН: Я не против, что нам нужны рисоводы России, и чтобы этот вопрос обсуждался. Но вопрос должен обсуждаться именно так – мы хотим, чтобы наши рисоводы, наши куроводы – чтобы они жили получше, мы поэтому запрещаем. Это - правильный вопрос. Вы хотите, чтобы у нас побольше получали рисоводы, но платить чуть больше за продукцию – это правильный, обсуждаемый вопрос. Но переводить этот вопрос в геополитическую плоскость…

А.МИТРОФАНОВ:
Нет, почему нельзя ставить вопрос, что мы не хотим покупать из этой страны, а купим у другой страны. Не обязательно переплачивать. Мясо есть не только у поляков, я вас уверяю.

К.СОНИН: Если мы ставим какое-то ограничение – мы чуть-чуть поднимаем цену.

А.МИТРОФАНОВ: Почему? Какое ограничение? В чем ограничение? Ну. Закупили в другой стране, а у этих не купили.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Так подождите, он говорит, что это противоречит фактам. Вы же у нас реалист, Митрофанов.

А.МИТРОФАНОВ: Я реалист. А каким фактам противоречит?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Цена все время повышается.

В.ПОРТНИКОВ: Не все равно ли Митрофанову?

А.МИТРОФАНОВ: Нет. Цена повышается по массе других причин. И вопросом цен надо заниматься - это реальная проблема.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вот, пожалуйста – Влад. Это в ваш адрес. Г-н Сонин: «Я думал, что с вашим появлением в передаче появится здравый смысл, а вы тут такое наговорили…»

К.СОНИН: По-моему, с моим появлением появился здравый смысл.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: А я вам объясню, что он потерян - об этом говорит большинство - у нас так принято говорить: один человек – это «большинство» радиослушателей. Влад: «Закроем границу для белорусского творога, украинского сала и таллиннского ликера, и окончательно потерям надежду восстановить хоть в каком-то виде большую страну. Неужели Митрофанову и прочим не хочется жахнуть стаканчик «Боржоми» вместе со всем вышеперечисленным?»

К.СОНИН: Я читал этот комментарий еще час назад. Это не мне вопрос – неужели вам не хочется жахнуть стаканчик «Боржоми».

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: По-моему, он иронизирует, этот человек.

К.СОНИН: Нет, он как раз выступает за то, чтобы не запрещать белорусский творог, но опять интересно, что он думает - он думает опять о белорусском производителе, он опять думает в терминах, что мы это будем делать не потому, что нам лучше выбирать из белорусского творога и нашего творога, а потому, что нам лучше, чтобы белорусскому производителю творога лучше.

А.МИТРОФАНОВ: Здесь какой нюанс? Я тоже за то, что как вы советуете –выбирать. Товар есть товар, есть хороший, плохой товар. Но есть случаи политические, вопиющие, когда некоторые страны, которые ведут себя нелояльно, резко нелояльно… если я выбираю между шведскими, норвежскими и другими продуктами – ну, действительно, в чем дело – будем выбирать. Но Польша, по некоторым основаниям, по ее поведению, должна быть наказана – к примеру.

В.ПОРТНИКОВ: Так надо сказать.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Подождите. Прав же абсолютно Портников – так скажите.

А.МИТРОФАНОВ: Согласен. Здесь я с вами согласен.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Как вам позорная история последнего времени – когда уже стало понятно всем все, вдруг министр обороны Иванов говорит – вспомните все его последнее заявление - «В санкциях против Грузии… не летают самолеты. Самолеты не летают не по политике, они не летают, потому что там существует задолженность» - ну, зачем он это говорит, скажи: это санкции.

А.МИТРОФАНОВ: Согласен. Открыто сказать.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Миша Леонтьев говорит – это санкции. Ну, уж, раз Леонтьев, это «наше все», говорит: это санкции…

В.ПОРТНИКОВ: Но Леонтьев не управляет страной.

К.СОНИН: Мне кажется, нужно еще добавлять, что наши санкции - мы отказываемся от «Боржоми», чтобы им было плохо, потому что нам хорошо, когда им плохо. Поэтому мы хотим пить «Боржоми», чтобы им сделать плохо.

А.МИТРОФАНОВ: Подождите.

К.СОНИН: Или – мы себе сделаем плохо, чтобы им сделать плохо.

А.МИТРОФАНОВ: Я к вам сейчас подойду и предложу почитать лекцию за хорошие деньги перед партийцами ЛДПР где-нибудь – у вас есть право, по политическим мотивам – ну, просто не нравится вам эта публика – я, и так далее – отказать? Это нормальное человеческое дело.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вы меня спросите.

А.МИТРОФАНОВ: За большие деньги я вам предлагаю почитать лекции перед ЛДПР.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Спросите меня - почему вы мне не предлагаете, Митрофанов? За большие деньги?

А.МИТРОФАНОВ: Я к примеру говорю.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Почему какому-то неизвестному Сонину, который опоздал на 35 минут, вы предлагаете за большие деньги? Портников, я вообще не понимаю, что происходит в этой студии.

К.СОНИН: Если я опоздал на 35 минут, я еще не пришел вообще.

А.МИТРОФАНОВ: Это нормальная человеческая история.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Все делаем «Рикошет», иначе они не остановятся.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вот среди этого общего крика, абсолютной некомпетентности, ангажированности всех присутствующих здесь – чему уже пора дать по рукам - как мы помним?

В.ПОРТНИКОВ: Вы с какого языка переводите?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Советского. Я перейду к вам, уважаемые радиослушатели, потому что вы моя опора и надежда. Я этих людей уже слушать не могу – нужна передышка, надо, чтобы здравый смысл ворвался в нашу передачу. Итак, пойду от Портникова – будет ли подчиняться общим экономическим правилам Россия после вступления в ВТО? Если она будет подчиняться - 995-81-21. Это значит, Портников с его криками - что придется, поставят на колени, заставят, санкции, штрафы.

В.ПОРТНИКОВ: Поддержите меня, и я уменьшу цены в этой стране два-три раза за год.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Или умный циник Митрофанов, который говорит - не будет, принесут, он лично принесет в коробочке жука. Если вы считаете, что Россия не будет подчиняться…

В.ПОРТНИКОВ: И ограбит россиян.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: И ограбит россиян - ну, это твоя трактовка.

А.МИТРОФАНОВ: А почему – ограбит?

В.ПОРТНИКОВ: А потому что ограбит.

А.МИТРОФАНОВ: А я привезу мясо из другой страны, мне близкой.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: да подождите, дайте телефоны назвать – то 995-81-22. Итак, будет ли подчиняться общим экономическим правилам Россия после вступления в ВТО - да - 995-81-21, нет - 995-81-22.Голосование началось. Я понимаю, что без риса, без курятины ручки ослабли, дотянуться до телефона невозможно. Поэтому я взываю, держа в руках яйца Лисовского - пожалуйста, проголосуйте, граждане, которые… - как милостыню просят?

В.ПОРТНИКОВ
: Сами мы не местные.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, «сами мы не местные». Что касается Портнкова - он вообще «понаехали тут». Поехали, голосуем. То есть, если будет, в переводе на русский язык, если вы верите, что все станет дешевле - 995-81-21 – это для бабушек, если вы считаете, что все будет дороже - 995-81-22. Голосование бесплатное – это для возрастной категории 55 и вышел. Продолжаем нашу дискуссию. Давайте, г-н Сонин – он молчаливый, но умный. Он смутился, не знает, что сказать.

К.СОНИН: А что бы вы хотели узнать? Обычно на радио же спрашивают.

В.ПОРТНИКОВ: Это интеллигентные люди спрашивают на радио. А есть ведущие, которые считают, что им все должны сказать сразу. Извините.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ
: Да, это Портников на «Свободе» такой.

В.ПОРТНИКОВ: Да, я такой.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Хорошо. Алексей Чернышев, бизнес-консалтинг, организация малого бизнеса эмигрантами из бывшего СССР в Канаде, бизнес-партнерство Канада-Россия, он член Клуба «Эхо Москвы» - просто вам поясню, есть слушатели, которые специалисты в той, или иной области, они комментируют: «Ограничение без развития собственного производства приведет к тому, что сейчас: к примеру, в Канаде очень жесткие ограничения, в смысле, импортные пошлины. Они на все, и немалые – на все, что производится как аналоги в Канаде. Рядом с нами такой монстр, как США, но Канада производит все - от малинового варенья до одежды и автомобилей. Экономические споры между нашими странами происходят всегда – пиломатериалы, лосось, и так далее. Но каждый гнет свою линию. Какая линия будет у России?»

В.ПОРТНИКОВ: Вот это, кстати, очень разумное замечание – кстати, оно касается «Боржоми». Потому что мы говорим - Россия сделала хуже Грузии, когда она перестала закупать «Боржоми», а по моему мнению, она седлала хуже россиянам, потому что это была первая минеральная вода на рынке. Люди ее любили - люди обычные. Они могут не любить Саакашвили…

А.МИТРОФАНОВ: Здесь я с вами согласен.

В.ПОРТНИКОВ: Но они любят «Боржоми». И появляется бутылка в «Перекрестке» - «Русский Боржом» называется.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, две ужасные бутылки.

В.ПОРТНИКОВ: Я прихожу в ресторан грузинский в Москве, и мне официант говорит – знаете, есть вода, аналог «Боржоми» - очень хорошая дагестанская вода, она действительно похожа на «Боржоми» - но она похожа, это не «Боржоми». Я думаю, ладно, я лучше пойду в грузинский ресторан в Киеве – я там спокойно закажу «Боржоми», спокойно закажу грузинскую кухню.

А.МИТРОФАНОВ: Нет, с «Боржоми» был перебор – здесь я согласен с вами. Дело в том, что к «Боржоми» привыкли все, 70 лет ее пили, со времен Сталина. Это перегиб был.

В.ПОРТНИКОВ: Нет, потом там был еще один момент - «Боржоми» принадлежит г-ну Патракацишвили, между прочим. Г-н Патракацишвили пытался организовать серьезное бизнес-сопротивление политике г-на Саакашвили. В тот момент, когда он этим занимается, вдруг ему это – бах.

К.СОНИН: Вот опять весь разговор переходит либо в политику, либо в геополитику.

В.ПОРТНИКОВ: Я просто пытаюсь объяснить, что это и политически неразумно.

К.СОНИН: Что такое санкции? Это мы себе делаем плохо, чтобы другим было плохо. Мы наказываем их производителя и наказываем своего потребителя. И нужно помнить – слыша о любой санкции, любом ограничении, нужно помнить - это всегда за это платят самые бедные. Если у нас речь идет о продуктах.

А.МИТРОФАНОВ:
да почему они платят? Есть выбор.

К.СОНИН: Если бы из Польши запретили, например, импорт реактивных двигателей – тогда это бы ударило не по простым людям. А запрет мяса – по самому бедному населению.

А.МИТРОФАНОВ: да не так это.

К.СОНИН: Именно так.

А.МИТРОФАНОВ: 80% продовольствия Москвы - импортное. И, может быть, стоит кое-каких импортеров отбросить, и ввозить дешевое продовольствие из то же Белоруссии…

К.СОНИН: Более дорогое.

А.МИТРОФАНОВ: Более дешевое.

В.ПОРТНИКОВ: В Белоруссии дороже, чем в Польше.

К.СОНИН: Если бы оно было дешевле. Они бы его ввозили.

А.МИТРОФАНОВ: Да нет, существуют ограничения. Вы не зайдете на рынок…

К.СОНИН: Вы сейчас говорите - почему бы москвичам не есть поменьше и похуже.

А.МИТРОФАНОВ: Нет, получше.

К.СОНИН: И платить за то же самое побольше.

А.МИТРОФАНОВ: Нет. Мы же знаете, что импортеры много лет выстроили здесь отношения. Они здесь связаны… сюда не зайти, на московский рынок продовольствия. Приезжайте к любому губернатору рядом с Москвой, и он вам скажет - слушай, как бы зайти. У нас есть такой продукт, такой, а там сидят ваши поляки. Которые уже 10 лет назад установили эти связи, они откатывают чиновникам и правительству Москвы, у них все ровно. Не могут зайти люди, понимаете? А вы говорите….

В.ПОРТНИКОВ: Но там же не одни поляки.

А.МИТРОФАНОВ: К примеру – поляки.

К.СОНИН: Мы на глазах изобрели в Москве польскую мафию.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Подождите, непонятно.

В.ПОРТНИКОВ: Ну, конечно непонятно.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: У нас один динамик, а не три.

А.МИТРОФАНОВ: Поэтому здесь все очень четко, все понятно.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: И Митрофанов продолжил говорить. Что вы продолжили? Слово предоставляется тов. Сонину.

К.СОНИН: Тов. Сонин говорит - как только мы ограничим что-то – хоть как-то мы ограничим, это значит, что у нас каждый потребитель заплатит чуть больше.

А.МИТРОФАНОВ: Это либералистские взгляды.

К.СОНИН: Это самый популистский разговор - как вы ведете разговор о санкциях. Не об алмазах, как были санкции против ЮАР, а вы ведете разговор о санкциях на продукты, вы просто самых бедных, самых неимущих, заставляете платить за ваши политические амбиции.

А.МИТРОФАНОВ: да вы знаете, например, что московский рынок захвачен, 10-12 подмосковных областей не могут зайти на этот рынок никогда.

В.ПОРТНИКОВ:
Это все слова.

А.МИТРОФАНОВ: И продавать не могут.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Слово Виталию Портникову.

В.ПОРТНИКОВ: Продолжая политическую линию, и пытаясь объяснить г-ну Митрофанову то, что ему еще не дообъяснил г-н Сонин - может, ему это будет интересно – что это ударяет не только по самым бедным потребителям, но и по самым бедным производителям. Вот те люди, которые страдают…

А.МИТРОФАНОВ:
В Польше.

В.ПОРТНИКОВ: В Польше. От запрета польского мяса – это электорат г-на Леппера, лидера «Партии самообороны», который сюда приезжал, на съезд «Единой России» чуть ли не приходил, хотел встретиться тут со всеми, и говорил, что он-то как раз тот человек, который очень хочет дружить с Россией. Он правда хочет. Ему нравится Лукашенко…

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну, Портников, Это надо знать Леппера, это надо немножко – это ездить надо, читать статьи.

В.ПОРТНИКОВ: Но там же, в Кремле, не Митрофанов сидит. Там же сидят специалисты.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да лучше бы там сидел Митрофанов.

В.ПОРТНИКОВ: Ну, хорошо, он тоже не знает, кто такой Леппер. Вы знаете, кто такой Леппер?

А.МИТРОФАНОВ: Знаю Леппера.

В.ПОРТНИКОВ: А, это ваш партнер. И зачем вы вашему партнеру, извините, так отрезаете одно место?

К.СОНИН: Товарищи, я вам не мешаю польскую политику обсуждать?

А.МИТРОФАНОВ: Нет, дело не в этом. Мы не обсуждаем сейчас Польшу. Но надо обсуждать некоторые вещи. Вот сейчас, допустим, с Испанией ситуация – ну, вот они арестовали Гофштейна – это уникальная история, когда арестовывают адвоката за контакт с клиентом. Мы покупаем недвижимость в Испании  – ну, наши граждане, да? Огромный туризм, поставки, в том числе, и продовольствия немалые из Испании идут…

В.ПОРТНИКОВ: Подождите, а это при чем?

А.МИТРОФАНОВ: И какого черта мы им это все делаем? Надо немедленно воспитать людей. Да, немедленно воспитать.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Секундочку. Это то, что г-н Портников сейчас сказал по поводу Леппера.

А.МИТРОФАНОВ: Да.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Мы покупаем там недвижимость, и бьем по той стране, куда все это приносится. Все, слово г-ну Сонину.

К.СОНИН: У меня маленький вопрос к г-ну Митрофанову - если в Европе есть 40 стран, и мы ссоримся в год с десятью странами, то на сколько лет нам хватит европейских стран? Учитывая, что…

А.МИТРОФАНОВ: Нам не хватит, мы их быстро воспитаем. Знаете, что Воронин… вы видели этот кадр, когда Воронин сидел с Путиным, и говорил: Владимир Владимирович, мы исправили качество нашего вина, провели мероприятия - вы знаете? Так докладывают генеральному секретарю. Он понял, что мы его прижмем, еще чуть-чуть – мы его вообще обвалим.

В.ПОРТНИКОВ: А вы поняли, что Путин – генеральный секретарь.

А.МИТРОФАНОВ: И испанец, так же будет сидеть здесь Сапотеро, и говорить - мы случайно арестовали Гофштейна, извините, мы ошиблись, мы хотим работать здесь, мы любим вашу Россию. Все, вот так их надо учить всех. И все. Это надо использовать.

В.ПОРТНИКОВ: Вы можете к президенту Бушу ехать советником.

А.МИТРОФАНОВ: А мне нравится политика Буша. Я призывал русскоязычных голосовать за Буша.

К.СОНИН: Значит, вы хотите, чтобы население России, население Москвы, оплачивало ваши покупки недвижимости в Испании.

А.МИТРОФАНОВ: Почему? Наоборот.

К.СОНИН: Вы что говорите? Мы будем вводить пошлины против испанцев. Чтобы они приезжали, целовали ноги нашему радже?

А.МИТРОФАНОВ: Кому? Генеральный секретарь. Вы не путайте раджу с генеральным секретарем. Вы забыли про генерального секретаря? Что у нас столько лет был. 15 лет всего.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Все. Все замечательно и чудесно.

А.МИТРОФАНОВ: Ну, так что с «Рикошетом»?

В.ПОРТНИКОВ: ОБ экономике он говорить не хочет.

А.МИТРОФАНОВ: Да я вам сказал про нашу экономику. В 12 областях есть дешевое продовольствие…

К.СОНИН: Надо бороться за интересы этих областей?

В.ПОРТНИКОВ: А что, ЛДПР борется с Лужковым? Я не знал.

А.МИТРОФАНОВ: Со всеми борется.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Господа, товарищи. «Товарищи» сказал - остановились. Один взял вообще честь… Сонин. Хоть и профессор. Значит, смотрите, у нас замечательные результаты голосования - будет ли подчиняться общим экономическим правилам Россия после вступления в ВТО - да - 43%, нет - 57%. Проголосовало 1584 человека. Спасибо вам, россияне.

В.ПОРТНИКОВ: Если бы так голосовали за ЛДПР на выборах, мы бы уже все сидели лет 10.

А.МИТРОФАНОВ: Нормально было бы. Люди тогда бы трезво на жизнь смотрели.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Все, пожалейте меня, подводим итоги. Значит, так - торговые санкции в том виде, в котором они существуют в России – назовем их торговыми, я сейчас не буду их характеризовать, как политические - их называет власть торговыми санкциями. Это благо для нынешней России, или вред? Начинаем с Митрофанова – по 30 секунд.

А.МИТРОФАНОВ: Это не благо и не вред. Это инструмент. И такой инструмент должен быть у государства, и государство умело - подчеркиваю - умно должно пользоваться.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вы не сможете мне так ответить. Слышите мой вопрос - это благо для граждан России, для кошельков граждан России?

А.МИТРОФАНОВ
: Благо. Наличие любого рода инструментов – это благо.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я понимаю, что президент имеет на это право.

А.МИТРОФАНОВ: Нет, это благо, конечно. Потому что наличие любого инструмента…

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Благо. То есть, дешевле, качественнее?

А.МИТРОФАНОВ: Дешевле будет продовольствие из российской глубинки. Чем мы будем больше это самое… и у нас должен быть странновой выбор - из стран нелояльных не хочу покупать

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Г-н Сонин.

К.СОНИН: Вмешательство на рынок всегда означает, что наше население платит за наши геополитические успехи. Соответственно, если речь идет о санкциях на продовольствие, то это значит, что самые бедные платят за то, чтобы те, кто очень маленькая группа, у которых есть большие интересы за границей, от этого выиграли.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: В.Портников?

В.ПОРТНИКОВ: Поскольку я, в отличие от какого-нибудь депутата, какого-нибудь парламента, не обязательно российского, хожу в магазин сам, а не посылаю туда обслугу, я вынужден сказать…

А.МИТРОФАНОВ: Можно жену посылать.

В.ПОРТНИКОВ: Можно жену превратить в обслугу, если ты депутат Госдумы - это ваше право.

А.МИТРОФАНОВ: Конечно.

В.ПОРТНИКОВ: Но это, безусловно, вперед. Потому что любая политика, которая приводит к обнищанию населения – а именно этой политикой методично занимается российское государство, когда оно вводит торговые санкции против целых государств, а не против конкретных отраслей промышленности - оно приводит к повышению ценна товары. Повышение цен на товары приводит к ухудшению уровня жизни. Ухудшение уровня жизни приводит к экономической стагнации. А экономическая стагнация приводит к политическим проблемам. И так далее. Что тут объяснять, все и так понятно.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Большое вам спасибо. Товарищи – я задаю вопрос радиослушателям – вы чего-нибудь поняли?

В.ПОРТНИКОВ: Поняли, что будут платить больше за рис.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это ваша версия. А Митрофанов считает, что меньше. Спасибо большое. В нашей программе принимал участие циник и патриот, депутат Госдумы А.Митрофанов - спасибо большое, Алексей.

А.МИТРОФАНОВ: Спасибо.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Агент… как разведка Украины называется?

В.ПОРТНИКОВ: Я бы попросил в эфире…

А.МИТРОФАНОВ: Служба национальной безопасности.

В.ПОРТНИКОВ: Нет, она там так не называется.

А.МИТРОФАНОВ: А там нет разведки, я забыл. Там вообще ничего нет.

В.ПОРТНИКОВ: Вы еще не «персона нон-грата»? Будете.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Агент украинской «закулисы» В.Портников, и маргинальный экономист, профессор Российской экономической школы, маргинал, либерал…

В.ПОРТНИКОВ: Потому что экономист.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да нет, потому, что он говорил - ну, смешно. Константин, спасибо вам большое.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это была программа «Ищем выход», спасибо всем, кто голосовал и слушал эту программу. Вел ее М.Ганапольский, до свидания.




Человек дня
 : От театральных отношений может разорваться сердцеИнтервью с

От театральных отношений может разорваться сердце

Последнее интервью покойного актера

 : У Натальи Васильевой не было доступа к материалам дела Лебедева-ХодорковскогоИнтервью с

У Натальи Васильевой не было доступа к материалам дела Лебедева-Ходорковского

Председатель Хамовнического райсуда Москвы рассказал правду о приговоре по второму делу ЮКОСа

Сечин Игорь: За ЮКОСом тянутся не просто нарушения, но тягчайшие уголовные преступления — убийства, истязания, шантажИнтервью с Игорем Сечиным

За ЮКОСом тянутся не просто нарушения, но тягчайшие уголовные преступления — убийства, истязания, шантаж

Могущественный вице-премьер заявил The Wall Street Journal, что в деле Ходорковского не было никакой экспроприации бизнеса

Васильева Наталья: Приговор Михаилу Ходорковскому был написан судьями МосгорсудаИнтервью с Натальей Васильевой

Приговор Михаилу Ходорковскому был написан судьями Мосгорсуда

Откровенное интервью о деле ЮКОСА "Газете.ru" помощника суда Хамовнического района

Максимов Николай: Лисин - он живой, юморной, вызвал довериеИнтервью с Николаем Максимовым

Лисин - он живой, юморной, вызвал доверие

Задержанный в Москве торговец вторчерметом Николай Максимов занимается голодовками и борется с первым олигархом из списка Forbes

Волочкова Анастасия: Да что такое вообще, ваша партия?! Я сама больше, чем партия!Интервью с Анастасией Волочковой

Да что такое вообще, ваша партия?! Я сама больше, чем партия!

Балерина решила покинуть ряды "Единой России"

 : Я сломал вам жизнь, Валентина Алексеевна!Интервью с

Я сломал вам жизнь, Валентина Алексеевна!

Первый пресс-секретарь Бориса Ельцина нарушила свое двадцатилетнее молчание

Лента заявлений
18/11/2018
Евгений Куйвашев

"Я совершенно не могу согласиться"

Ольга Глацких

"Дорогие ребята, государство вам ничего не должно!"

Махарбек Хадарцев, мэр Владикавказа

"Уберите убийцу"

Паблисити
Ждем-с... Ждем-с...
Медийные итоги публичных персон Урала в октябре - по версии ЮПИмонитор
Город  засыпает. Просыпается мафия Город  засыпает. Просыпается мафия
Медийные итоги публичных персон Урала в сентябре - по версии ЮПИмонитор  
Обзор PR

Цифровой Кубок ИннопромаЦифровой Кубок Иннопрома

Командный и персональный медийные зачеты Международной промышленной выставки по версии ЮПИмонитор

На слуху
Багаряков уйдет на север Багаряков уйдет на север
Его прочат в политтехнологи президентского штаба по СЗФО
"Завтра ждем ареста"
Кто в Нижнем Тагиле такая борзота?
Ройзман подписи и не собирал Ройзман подписи и не собирал
А влип Переверзев


сальниковые компенсаторы


неразрушающий контроль


закладные детали


металлорукав


резервуар ргс


резервуар рвс


сильфонные компенсаторы


О проекте | Наши услуги | Реклама | Работа | Карта сайта
© 2001-2018 г.г. Администратор домена - агентство ЮПИмонитор (Agency UPmonitor.ru Ltd)
Св-во о регистрации СМИ ИА №ТУ66-01098, выдано управлением Роскомнадзора по Свердловской области 29 декабря 2012
г. Екатеринбург, 620075, ул. Пушкина, д.4, офис 1 office [енотовидная собака] upmonitor.ru
Генеральный директор и главный редактор Худяков Эдуард Валентинович
В электронном архиве мониторинга офф-лайновых СМИ - данные ИАА "Урал паблисити монитор"
Администрация портала UPmonitor.ru не несет ответственности за достоверность публикаций СМИ, находящихся в электронном архиве

Rambler's Top100