Upmonitor.Ru - репутационный портал столицы УрФО
СЛУЖБА МОНИТОРИНГА
Как отрастить бороду до груди?
Яйца Куйвашева произвели фурор
Читайте нас в
>
О проекте Демонстрация Обзор PR Слухи Паблисити Анализ репутаций Архив
суббота, 19 января 2019г.Upmonitor в формате XML! 18+
Человек дня
10.07.2007, 14:14

Резиновый экстремизм

Научный редактор журнала «Эксперт» обращает внимание на то, что очередные поправки в закон «О противодействии экстремистской деятельности» не только не сделали документ более зрелым, но и растянули понятие экстремизма до предела
Журнал "Эксперт", Жур. "Эксперт"
Александр Привалов:

Дума приняла очередной закон об ужесточении ответственности за экстремизм — в третий раз за последние годы. По-видимому, вопреки Пруткову не три, а четыре дела, однажды начавши, трудно кончить: не только вкушать хорошую пищу, беседовать с возвратившимся из похода другом и чесать, где чешется, но ещё и бороться с экстремизмом.

Закон этот, кардинально переписанный ко второму чтению, остался тем не менее весьма сырым, чего не отрицают и его разработчики. Так, депутат Емельянов публично признал, что «в законе ещё немало субъективных моментов» (то есть: это ещё не такой текст, который позволительно называть законом), но это, мол, не беда: всё можно будет исправить после летних каникул. На иной вкус, мысль депутата кажется странной: отчего бы не убрать «субъективные моменты» не после, а до принятия закона? Вроде бы его название («О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в связи с совершенствованием государственного управления в области противодействия экстремизму») как-то не подразумевает особой спешки: если госуправление в этой тревожной области и так уже совершенствуется, то какой такой пожар необходимо гасить непроработанным законом?

Напрашивающееся объяснение: к федеральным выборам торопятся, поскольку закон направлен на борьбу больше с политической оппозицией, чем с экстремизмом как таковым, — может быть легко подтверждено после внимательного чтения текста. Так, одна из новаций закона возбраняет журналистам упоминать в своих текстах об организациях, запрещённых за экстремизм, не упоминая одновременно о факте запрещения; список же таких организаций будет опубликован там-то и там-то. Очень хорошо. Но этот список только будет. А вот список террористических организаций, признанных таковыми по суду, уже есть, но упоминание таких организаций в печати возможно и без оговорки об их запрещённости. Нет, если бы авторы вспомнили о террористах (которые уж бесспорно экстремисты — при любой трактовке термина), они бы тут их наверняка упомянули, но — не вспомнили. Ясно, что эта новация писалась специально для лимоновской НБП (да запрещённой, запрещённой!) и аналогичных тусовок.

Больше всего авторы закона гордятся уточнением законодательно устанавливаемого понятия «экстремизм». Сопоставив определение, данное в действующей сегодня версии закона «О противодействии экстремистской деятельности», с новым, перестаёшь понимать, чем тут можно особенно гордиться: в новом определении, как и в старом, свалены в кучу весьма разнородные явления — «экстремизм» для читателя не только не становится более внятным, но попросту утрачивает берега. В чём-то новая версия скромнее: так, ни подрыв безопасности Российской Федерации, ни захват или присвоение властных полномочий, ни создание незаконных вооруженных формирований впредь экстремизмом считаться не будут; оно и правильно — без того страшны. В чём-то она, напротив, свирепее: если сегодня публичное обвинение должностного лица в экстремизме само считается экстремизмом, если ложность обвинения доказана по суду, то впредь судебного решения не потребуется. Людям, знакомым с логикой, понятна прелесть такой рекурсивности: если грех N определён нарочито расплывчато, а обвинение чиновника в грехе N само является грехом N, то любой обвинитель любого чиновника в чём бы то ни было легко (и без суда) объявляется N-грешником — и мало ему не покажется. Как эта новация может себя проявить в политической борьбе, опять же очевидно. Ещё одна терминологическая прелесть — «социальная группа». Что это такое, никто не объяснил, но мотив «ненависти или вражды к какой-либо социальной группе» по новому закону станет сильно отягчающим обстоятельством при множестве «экстремистских» правонарушений. Ну, например, милиционеры вообще — это, по-видимому, социальная группа. А работники конкретного батальона гаишников? А группа следователей? На всякий случай впредь воздерживайтесь от публичных критических высказываний и по подобным адресам. И, кстати, не вздумайте кричать на митингах, что олигархи — или начальство, не важно — пьют народную кровь: пить народную кровь есть несомненный экстремизм, а «олигархи» или «начальство» суть несомненные социальные группы.

Самая неприятная новация в законе — резкое расширение законных поводов для прослушивания телефонов. Сейчас оно допускается только при расследовании тяжких или особо тяжких преступлений, а впредь будет распространено и на преступления средней тяжести. Занятно, что именно здесь авторы не использовали своего любимого термина «экстремизм», а потому слушать можно будет любого подозреваемого по любой статье УК, предусматривающей наказание на срок более двух лет, — то есть, в частности, по всем экономическим статьям. Какой простор для злоупотреблений при этом откроется, можно, полагаю, не говорить — и трудно верить, что это побочный эффект. Потому что для «борьбы с экстремизмом» с помощью прослушки достаточно было перевести собственно экстремистскую деятельность (статьи 282, 282.1 и 282.2 УК) в разряд тяжких преступлений — и всё. Но сделали, как мы видим, иначе. Сенатор Слуцкер, обсуждая как раз эту новацию, выразил осторожное сомнение: «Следует ли давать дополнительный повод нашим западным недоброжелателям для обвинения России в тотальной слежке и недемократичности?» — и сенатор абсолютно прав. Только в Западе всё и дело. Кому же здесь, в России, придёт в голову сказать, что возможность обвинить чуть не любого критика в экстремизме и начать прослушивать его телефоны имеет какое-либо отношение к недемократичности? Так ведь можно ненароком обидеть какую-нибудь социальную группу…

Один из авторов закона, депутат Ерёмин, говорит: «Нам не нужны новые революции и побоища. Новый закон призовёт граждан к порядку». Революции и побоища и вправду не нужны. Экстремисты — настоящие экстремисты, а не все, кто почему-либо не понравился чиновнику, — должны жёстко контролироваться и, уж конечно, не допускаться в политику. Но всё, для этого необходимое, есть в действующем законодательстве. Обсуждаемый закон явно избыточен; при нормальном ходе событий он не нужен, а если запахнет менее нормальными поворотами, он может, скорее, сильно навредить.




Человек дня
 : От театральных отношений может разорваться сердцеИнтервью с

От театральных отношений может разорваться сердце

Последнее интервью покойного актера

 : У Натальи Васильевой не было доступа к материалам дела Лебедева-ХодорковскогоИнтервью с

У Натальи Васильевой не было доступа к материалам дела Лебедева-Ходорковского

Председатель Хамовнического райсуда Москвы рассказал правду о приговоре по второму делу ЮКОСа

Сечин Игорь: За ЮКОСом тянутся не просто нарушения, но тягчайшие уголовные преступления — убийства, истязания, шантажИнтервью с Игорем Сечиным

За ЮКОСом тянутся не просто нарушения, но тягчайшие уголовные преступления — убийства, истязания, шантаж

Могущественный вице-премьер заявил The Wall Street Journal, что в деле Ходорковского не было никакой экспроприации бизнеса

Васильева Наталья: Приговор Михаилу Ходорковскому был написан судьями МосгорсудаИнтервью с Натальей Васильевой

Приговор Михаилу Ходорковскому был написан судьями Мосгорсуда

Откровенное интервью о деле ЮКОСА "Газете.ru" помощника суда Хамовнического района

Максимов Николай: Лисин - он живой, юморной, вызвал довериеИнтервью с Николаем Максимовым

Лисин - он живой, юморной, вызвал доверие

Задержанный в Москве торговец вторчерметом Николай Максимов занимается голодовками и борется с первым олигархом из списка Forbes

Волочкова Анастасия: Да что такое вообще, ваша партия?! Я сама больше, чем партия!Интервью с Анастасией Волочковой

Да что такое вообще, ваша партия?! Я сама больше, чем партия!

Балерина решила покинуть ряды "Единой России"

 : Я сломал вам жизнь, Валентина Алексеевна!Интервью с

Я сломал вам жизнь, Валентина Алексеевна!

Первый пресс-секретарь Бориса Ельцина нарушила свое двадцатилетнее молчание

Лента заявлений
19/01/2019
Евгений Куйвашев

"Будет не менее 12 яиц!"

Митрополит Кирилл

"Молимся, как можем"

Ольга Глацких

"Благодарна, что не "сдал" меня"

Паблисити
«И поэтому, дорогие ребята…» «И поэтому, дорогие ребята…»
Медийные итоги публичных персон Урала в ноябре - по версии ЮПИмонитор
Ждем-с... Ждем-с...
Медийные итоги публичных персон Урала в октябре - по версии ЮПИмонитор
Обзор PR

Кто-то везде грязь найдет...Кто-то везде грязь найдет...

Медийные итоги 2018 года - по версии ЮПИмонитор

На слуху
Багаряков уйдет на север Багаряков уйдет на север
Его прочат в политтехнологи президентского штаба по СЗФО
"Завтра ждем ареста"
Кто в Нижнем Тагиле такая борзота?
Ройзман подписи и не собирал Ройзман подписи и не собирал
А влип Переверзев


сальниковые компенсаторы


неразрушающий контроль


закладные детали


металлорукав


резервуар ргс


резервуар рвс


сильфонные компенсаторы


О проекте | Наши услуги | Реклама | Работа | Карта сайта
© 2001-2019 г.г. Администратор домена - агентство ЮПИмонитор (Agency UPmonitor.ru Ltd)
Св-во о регистрации СМИ ИА №ТУ66-01098, выдано управлением Роскомнадзора по Свердловской области 29 декабря 2012
г. Екатеринбург, 620075, ул. Пушкина, д.4, офис 1 office [енотовидная собака] upmonitor.ru
Генеральный директор и главный редактор Худяков Эдуард Валентинович
В электронном архиве мониторинга офф-лайновых СМИ - данные ИАА "Урал паблисити монитор"
Администрация портала UPmonitor.ru не несет ответственности за достоверность публикаций СМИ, находящихся в электронном архиве

Rambler's Top100