Upmonitor.Ru - репутационный портал столицы УрФО
СЛУЖБА МОНИТОРИНГА
Как отрастить бороду до груди?
Вместо Глацких - начальник молодежи 10-летней давности
Читайте нас в
>
О проекте Демонстрация Обзор PR Слухи Паблисити Анализ репутаций Архив
суббота, 17 ноября 2018г.Upmonitor в формате XML! 18+
Человек дня
01.08.2007, 10:57

Война казны и мира

Писатель, академик РАО, председатель Российского детского фонда считает, что семейные детские дома могут реально помочь решить проблему сиротства и призывает законодателей быстрее принять внятный закон на этот счет
Газета "Известия", Газ. "Известия"
Газ. "Известия": Всю свою жизнь и все свои книги - а последние двадцать лет, создав и возглавив Детский фонд, особенно глубоко и пристрастно - Альберт Лиханов посвятил детству. Сейчас в России 750 тысяч несовершеннолетних сирот, из которых около 500 тысяч живут в семьях родственников, а четверть миллиона - в государственных сиротских заведениях. "Известия" публикуют материал Альберта Лиханова, в котором он рассказывает о том, как можно решить проблему сиротства.

Альберт Лиханов:

Собственный — Детского фонда — мониторинг, который он ведет с 1988 года (следующего за годом своего создания), показывает: за эти летa в сиротство выпали — точнее, опрокинулись — 1 миллион 700 тысяч детей, а из них почти миллион уже вышли из детских лет. И где они, что с ними — статистика не ведает. Лишь по отдельным историям можно, с большой, впрочем, долей уверенности, установить: многие и очень многие повторяют беспутность своих родителей, слабость внутренней, духовной защищенности, склоняются к пьянке, наркотикам, преступлениям. "Помогает" и государство: взращенные казенками до совершеннолетия, многие, выйдя во взрослый мир, не имеют крыши над головой, а не имея профессиональной подготовки, работы, родственной души, теряют смысл жизни.
Хочу сказать сразу и со всей определенностью: я не противник государственных сиротских заведений — напротив, особенно сейчас, когда существует установка — в короткие сроки раздать гражданам 70 000(!) детей из этих учреждений, и детдома и интернаты для сирот закрываются в массовом порядке. Но об этом — чуть позже.
 

Сиротство — зеркало страны

Для меня давно более чем очевидно: дети, особенно их беды, — чистое зеркало, в котором отражаются мир, страна и народ, его состояние, да и вообще — сущность. Мониторинг Детского фонда, на который я сослался, свидетельствует: сиротство как социальный фактор был в Советском Союзе, есть он и в новой России, как сохранился и в странах СНГ. Главный мотив сиротства прежний: редко — гибель родителей, часто — их тяжелое пьянство, родительские преступления, в результате которых они оказываются в колониях. Из новых примет: низкая профессиональная готовность родителей к новой жизни; увольнения и безработица; бомжатничество как социальное явление; наркомания взрослых; мнимые детские свободы, когда, попрошайничая в большом городе, можно за пару дней собрать столько же, сколько получает бабушка-опекун за месяц в качестве пенсии. И свобода — не ходить в школу, не слушать учительских нотаций. Словом, по-детски понятая и принятая воля, идущая еще от времен "Республики ШКИД" и "Путевки в жизнь".
Бедный богатого не разумеет
Но и это — еще присказка. Сказку же можно обозначить словами "духовное единство" и "моральные ценности". Смею утверждать: у нас нет ни того, ни другого. Люди разобщены. Нет идеи, их соединяющей, хотя бы на уровне отношения к собственным детям. Лозунг советских времен, во многом в ту пору реально осуществленный (и это надо признать), — "дети — наш единственный привилегированный класс" сейчас утратил всякий смысл. В лучшем случае дети обращены в раздел частной собственности. Состоятельные родители "инвестируют" в своих детей накопленные средства, возят их в частные детские сады, потом в частные школы, обучают языкам за границей, лечат — на дополнительные средства — у особых специалистов, "организуют" хорошие аттестаты и дипломы, нормой стали не только платные западные университеты, но и "обычные" лагеря и летние школы в кругу своих "одноклассовых" сверстников где-нибудь, например, в Швейцарии. Родители таких детей применительно к детям иных, скажем мягко, социальных групп местоимение "наши" не применяют.
Увы, увы, сближения здесь не предвидится. Дети бедных — не ровня, с ними не следует общаться, от них нечему научиться. Но, господа! Мы это уже проходили! И не только мы! Зачем возвращаться в этот социальный зоосад, где человек человеку — враг и бедный богатого не разумеет? Что-то мы знаем о разлагающем смысле чьих-то прибылей, рождающих чью-то бедность. Чего-то не знаем. Но вполне очевидна разлагающая их суть, и разрушает она те самые моральные ценности, которыми была сильна Россия.
"Не тот ребенок, подберите другого"
Межчеловеческие, личностные отношения возникают именно в детстве. Урок зла, выученный в нежном возрасте, открывает ворота во зло, а урок добра обучает добру и в ответ откроет добро. Но у нас, в фонде, что ни история, то беда — непоправимая даже в самом благополучном взрослом итоге. Ну, вот, к примеру: сожитель убивает топором мать на глазах у пятилетнего несмышленыша, и у него никого больше. На кого ему надеяться и рассчитывать — на воспитателей в детском доме? Но они, пусть самые добрые, приходят на работу по сменам — придут, уйдут, и, как ни стараются — а это далеко не везде и не всегда, — разве мать заменят? И вот тянется этот хилый человечек, бледный, как картофельный росточек в подвале, улыбается беззащитно, влечется — к своим, к чужим, — ведь дитя всегда надеется на лучшее, а ему — раз, раз! — по душе. Или обзовут сиротой, беспризорщиной, или — хуже того! — возьмут в дети, а узнают, что у него энурез, и обратно в детдом: мол, не тот ребенок, подберите другого. Одоление боли, посеянной в детстве, одиночестве, никомуненужности, — тягостный труд, и самое пустое в его оценке — уповать только на воспитателей, на деньги, которые дает государство, чтобы одеть, обуть, накормить, выучить и вылечить маленького изгоя. Именно что весь мир к ним должен быть обернут. Почему о милости к падшим, в том числе падшим в детстве и не по своей воле, предпочитает не говорить школа? И семья! В лучшем случае бабушка, а то и прабабушка что-нибудь произнесет назидательное — да кто этих бабушек сегодня чтит по-настоящему-то, всем сердцем! В лучшем случае: "Молчи, старая, ты из другой эры!"
 

День ангела для беспризорника

Повидав — и повидав немало — в домах ребенка, детских домах и школах-интернатах, создав систему семейных детских домов, получил я года два назад письмо от о. Амвросия, настоятеля храма великомученика Никиты из Павло-Посадского района Московской области. Просил он о помощи, но прежде сердечно и с любовью рассказал о судьбах детей, которых он принял в приют при своей церкви. Мы помощь быстро собрали, поехал в "Детский корпус" Никитского храма.
Владея темой сиротства и беспризорничества, я оказался душевно тронут стихийным новаторством этого приюта.
У каждого из почти 30 "никитских" ребят свой "роман". И почти всякий раз попасть в "казенку" без правонарушения — или вовсе, или почти — не получалось. Мы с батюшкой обошли приют. У младших — полный рай и красота. У тех, кто постарше, — посуровее. Комиссии, которые стали налетать на приют, установили, что маловато туалетов — действительно, чтоб сразу 30 ребят сели на толчок, этого нет, не спорю. Может быть, возможны и другие замечания — вполне вероятно.
Но комиссии, которые инициировала прокуратура, ни разу не заметили некоторых деталей. Например, девочке, у которой не было свидетельства о рождении, приют и без него отметил день ее ангела, одним только этим, бесспорно, повысив ее психологический статус, внушив ей такое необходимое и такое простое — ее нужность. Но это комиссиям не в счет. Не в счет им, что дети любимы матушками. Чтобы "утешить" государство, каждая из них оформила опеку или попечительство над 5—7 детьми. Но по этим правилам детям нужно жить в доме у матушки, а не в приюте. Но ведь дом-то матушки — храм.
Идет война казны и мира. Строгости и закона с любовью и семьей. Вот именно — приют "Никита" — это семья, и государству не должно быть дела до того, сколько в семье туалетов. Лучше посмотрите, сколько у них нижнего и верхнего белья, сколько хорошей обуви и качественных пальтишек и как они учатся в обычной школе! А главное — их душевное настроение!
И вот опять спрошу себя и всех, кто к этому причастен: почему инструкция, закон и русские люди, которые вроде искренне требуют их исполнения, своим исполнением не понимают других, милосердных русских людей, а детей угнетают: ведь готово решение о закрытии приюта на 90 дней, что означает его фактическую ликвидацию. Куда детей-то? В казенный детдом.
 

Семейный детдом — вне закона

И я, и Детский фонд, и 368 семей российских, наших волонтеров, создавших семейные детские дома, в полной мере и каждый день вот уже 19 лет подряд испытываем на себе это расхождение. Одни — эти наши родители-воспитатели спасают брошенных детей. Другие — а это множество мелких служак из органов опеки и попечительства и местной исполнительной власти — этому спасению изо всех сил мешают. И основание только одно: отсутствие закона о семейном детдоме, присутствие Положения о детском доме семейного типа и Положения о приемной семье. Никак не можем развязать этот узел. Казалось бы, простейший.
Я сказал в начале, что аж 70 000 детей решено в краткие сроки раздать по семьям, соблазняя людей немалыми денежными поощрениями. Благо в принципе, при такой массовой распасовке это может обернуться бедой, потому что совсем скоро подросшим даже в хорошей, терпеливой семье детям потребуется отдельная квартира. В наше-то время! По нашим ценам! Но оставим пока в стороне эту иллюзию.
Заметим, что гражданское движение в виде семейных детских домов, без соблазнения деньгами — разве ими соблазнишь, если такая семья начиналась сразу с 5 приемных детей; может ли быть решение серьезнее! — состоялось, оправдало себя — вне учрежденческих форм. И есть результат: три с лишним тысячи детей, принятых и воспитанных за 19 лет, и воспитаны, и вылечены, и спасены морально, и получили образование. Только с 20 ребятишками (генетика, отягчающие обстоятельства, неисправимый срыв) не вышло, не получилось.
И нужно-то этим взрослым было только одно от государства: за воспитание 5 приемных детей (и гораздо больше!) — всего-то общепринятый социальный пакет, признающий этот труд работой, а как следствие — стаж, пенсию, больничный и т.п.
Однако этого государству жаль. Никак не желает оно признать трудом спасение не одного, а группы сирот, сопровождение их до взрослости (и во взрослости — тоже; но это уже за пределами взгляда).
Между тем приют при Никитском храме должен быть — по уму и сердцу — именно семейным детским домом. Он таков и есть. Но при одном условии: семья обычная, и церковная тоже, не может быть государственным учреждением. Это семья — со всеми вытекающими ее обязательствами, но при социальной поддержке государства.
Обращаюсь (в который раз!) к законодателям: примите короткий, но внятный закон о семейном детском доме не как об учреждении, с социальным пакетом, — дайте волю доброте гражданского мира.
 

Сестры милосердия

Еще одна важная тема. Она касается и детей, и особенно стариков. Но про них — отдельная забота. Зрители и читатели, наверное, не остались равнодушны к сюжетам, когда маленьким брошенным детям в больницах заклеивали рот скотчем, в собесовский интернат с трудом впускали Уполномоченного по правам человека — там неходячие больные, психически страдающие дети сгнивают от пролежней и грязи, потому что женщины (увы, женщины), их обихаживающие, устали, привыкли, стали бессердечными.
Ну почему бы не распахнуть широко дверь больниц, сиротских заведений, хосписов, но особенно учреждений для детей покинутых и больных — женскому монашеству. И сестричеству — как же славно подтверждает труд молодых сестер милосердия из училища при храме Царевича Димитрия при 1-й Градской больнице в Москве.
Скажут — и говорят! — церковь отделена от государства. Боятся церкви. А она — спасительна всегда. Особенно же когда человек беспомощен, болен, мал, одинок, и надобно его спасти не по службе, не за зарплату и ругань, но еще по сердечной, Божеской, уверенности в святости этой поддержки.
Хочу безоглядно поддержать тезис из послания президента о духовном единстве и моральных ценностях. Мои слова не только адвокатская речь в защиту церковных и монастырских приютов и семейных детских домов для покинутых детей, не только призыв к государству смелее распахнуть двери для профессионально подготовленного монашества в места нашей народной печали. Но голос в поддержку президентского воззвания, обращенного ко всем: духовному единству на основании моральных принципов.
Он прав. Это важный фактор развития.

 




Человек дня
 : От театральных отношений может разорваться сердцеИнтервью с

От театральных отношений может разорваться сердце

Последнее интервью покойного актера

 : У Натальи Васильевой не было доступа к материалам дела Лебедева-ХодорковскогоИнтервью с

У Натальи Васильевой не было доступа к материалам дела Лебедева-Ходорковского

Председатель Хамовнического райсуда Москвы рассказал правду о приговоре по второму делу ЮКОСа

Сечин Игорь: За ЮКОСом тянутся не просто нарушения, но тягчайшие уголовные преступления — убийства, истязания, шантажИнтервью с Игорем Сечиным

За ЮКОСом тянутся не просто нарушения, но тягчайшие уголовные преступления — убийства, истязания, шантаж

Могущественный вице-премьер заявил The Wall Street Journal, что в деле Ходорковского не было никакой экспроприации бизнеса

Васильева Наталья: Приговор Михаилу Ходорковскому был написан судьями МосгорсудаИнтервью с Натальей Васильевой

Приговор Михаилу Ходорковскому был написан судьями Мосгорсуда

Откровенное интервью о деле ЮКОСА "Газете.ru" помощника суда Хамовнического района

Максимов Николай: Лисин - он живой, юморной, вызвал довериеИнтервью с Николаем Максимовым

Лисин - он живой, юморной, вызвал доверие

Задержанный в Москве торговец вторчерметом Николай Максимов занимается голодовками и борется с первым олигархом из списка Forbes

Волочкова Анастасия: Да что такое вообще, ваша партия?! Я сама больше, чем партия!Интервью с Анастасией Волочковой

Да что такое вообще, ваша партия?! Я сама больше, чем партия!

Балерина решила покинуть ряды "Единой России"

 : Я сломал вам жизнь, Валентина Алексеевна!Интервью с

Я сломал вам жизнь, Валентина Алексеевна!

Первый пресс-секретарь Бориса Ельцина нарушила свое двадцатилетнее молчание

Лента заявлений
17/11/2018
Евгений Куйвашев

"Я совершенно не могу согласиться"

Ольга Глацких

"Дорогие ребята, государство вам ничего не должно!"

Махарбек Хадарцев, мэр Владикавказа

"Уберите убийцу"

Паблисити
Ждем-с... Ждем-с...
Медийные итоги публичных персон Урала в октябре - по версии ЮПИмонитор
Город  засыпает. Просыпается мафия Город  засыпает. Просыпается мафия
Медийные итоги публичных персон Урала в сентябре - по версии ЮПИмонитор  
Обзор PR

Цифровой Кубок ИннопромаЦифровой Кубок Иннопрома

Командный и персональный медийные зачеты Международной промышленной выставки по версии ЮПИмонитор

На слуху
Багаряков уйдет на север Багаряков уйдет на север
Его прочат в политтехнологи президентского штаба по СЗФО
"Завтра ждем ареста"
Кто в Нижнем Тагиле такая борзота?
Ройзман подписи и не собирал Ройзман подписи и не собирал
А влип Переверзев


сальниковые компенсаторы


неразрушающий контроль


закладные детали


металлорукав


резервуар ргс


резервуар рвс


сильфонные компенсаторы


О проекте | Наши услуги | Реклама | Работа | Карта сайта
© 2001-2018 г.г. Администратор домена - агентство ЮПИмонитор (Agency UPmonitor.ru Ltd)
Св-во о регистрации СМИ ИА №ТУ66-01098, выдано управлением Роскомнадзора по Свердловской области 29 декабря 2012
г. Екатеринбург, 620075, ул. Пушкина, д.4, офис 1 office [енотовидная собака] upmonitor.ru
Генеральный директор и главный редактор Худяков Эдуард Валентинович
В электронном архиве мониторинга офф-лайновых СМИ - данные ИАА "Урал паблисити монитор"
Администрация портала UPmonitor.ru не несет ответственности за достоверность публикаций СМИ, находящихся в электронном архиве

Rambler's Top100