Upmonitor.Ru - репутационный портал столицы УрФО
СЛУЖБА МОНИТОРИНГА
Как отрастить бороду до груди?
Турчак уменьшил Высокинского в 10 раз
Читайте нас в
>
О проекте Демонстрация Обзор PR Слухи Паблисити Анализ репутаций Архив
среда, 12 декабря 2018г.Upmonitor в формате XML! 18+
Человек дня
18.09.2007, 14:18

Роды вне закона

По мнению журналиста, государство в части законодательства сознательно не идет навстречу популярным домашним родам, поскольку гарантий безопасности в таких условиях ни для мамы, ни для ребенка медсотрудники дать не могут
Радио "Эхо Москвы-Екатеринбург", Антонина Самсонова
Антонина Самсонова:

Сегодня в программе «Бэби-Бум» мы будем говорить на такую тему: «Роды дома или в роддоме». Прежде чем мы начнем этот разговор, прежде чем мы послушаем наши традиционные рубрики, я хочу напомнить наш номер sms: +7-985-9704545. Я думаю, все из вас имеют какую-то свою точку зрения по поводу того, где лучше рожать – дома или в роддоме… Наверное, это один из спорных вопросов, вот насколько я понимаю. Я хочу сразу добавить, что сегодня мы не вызываем специалистов на эту программу и делаем это намеренно, потому что мы не хотим уходить в такие медицинские дебри. Понятно, что в этом вопросе много очень точек зрения «за» и очень много точек зрения «против». Но мы хотим самостоятельно с вашей помощью попытаться определить, где же лучше и где безопаснее рожать – дома или в родильном доме. Если у вас есть свой опыт, пожалуйста, +7-985-9704545. На эту тему мы поговорим с вами и по телефону во второй части нашей передачи, мы послушаем мнение наших известных гостей. Это Елена Ханга, журналист, она расскажет о том, какой выбор сделала она. И о своем выборе расскажет Мария Голубкина. Это будет после половины часа. Ну а сейчас мы переходим к нашей традиционной рубрике. Послушайте, пожалуйста, наши дневники.

Запись: Эвелина Геворкян, 24 года, седьмой месяц, ожидает мальчика, спешит до родов успеть получить водительские права.



: Моя подруга рожала второго ребенка дома. Всю ее беременность и после мы обсуждали этот вопрос, а я тогда как истинный журналист посчитала своим долгом снять на эту тему спецрепортаж для телевидения. Встречалась с представителями обоих лагерей: роддомовскими врачами и родителями, которые предпочли самостоятельный путь. Внутренне я вставала на сторону то одних, то других. Ведь в обеих позициях были как минусы, так и здравые нотки. Запутавшись окончательно, я решила, что определюсь с этим вопросом ближе к родам. И вот беременность незаметно подкралась, а ясности в голове не прибавилось. Я опять начала собирать истории, статистику, как в какой-то момент поняла: от того, ознакомлюсь я с сотней или тысячей чужих рассказов, в моей жизни ничего не изменится. Чужой опыт никак не повлияет на меня, ведь я могу попасть как в счастливое, так и в несчастное исключение, рожай я хоть дома, хоть в роддоме. И тогда я просто закрыла глаза и представила, как именно хочу пережить этот момент. Почувствовала, что мне абсолютно все равно, в каких стенах это будет происходить. Главное, чтобы все прошло естественно, просто, как это и задумано природой, чтобы и мне, и малышу было спокойно, безопасно и счастливо, несмотря на физические неудобства. Вот так и пришел ко мне ответ на этот запутанный вопрос.

А. Самсонова:

Мы послушали дневник Эвелины Геворкян. Она рассказала о том, что наболело у нее за неделю. Наташа, я вижу, у тебя какой-то вопрос к Эвелине.

Наталья Шопен: Да, вопрос на самом деле очевидный, потому что Эвелина так очень хитро создала очень красивую интригу. А где все-таки в результате ты решила рожать? Скажи же нам.



:

Ну я же сказала, что я хочу родить естественно, просто, как это задумано природой. И я понимаю, что в современных российских условиях это значит, что в идеале, если все пойдет хорошо (а я надеюсь, что именно так и будет), мне лучше остаться дома. И при этом я не враг своему здоровью ни в коем случае, то есть я достаточно гибко настроена в этом вопросе. Если что-то мне понадобится, какая-то медицинская помощь, это будет видно, специалисты будут это видеть. Ну, просто мы соберемся, вызовем «скорую» или на машине поедем в роддом. И я тогда рожу в роддоме.

Н. Шопен: Ты дома будешь рожать сама или у тебя будет акушерка?



: Нет-нет, я одна сама с собой, конечно же, не останусь. Я думаю, что я приглашу очень опытного и квалифицированного специалиста к себе. Но все-таки домой. И я говорю, если возникнет такая ситуация и надо будет поехать в роддом, я поеду в роддом. И я…

А. Самсонова: А что плохого в роддоме? Почему бы не поехать туда сразу?

: Ну, потому что я вот для себя, можно сказать, пункты какие-то накидала, почему… Я понимаю. Вот, для начала, у меня не очень хорошее зрение, и у меня есть опасение, что меня автоматически там будут склонять к кесаревому сечению, хотя…

А. Самсонова: А такое бывает, что ли?

: Ну, такое бывает, в принципе, только в России, что плохое зрение является показателем для кесарева. Во всем остальном мире все-таки смотрят на сетчатку и так далее, то есть другие вопросы.

А. Самсонова: Но, может быть, у этого есть какие-то основания, если это все-таки это делают дипломированные специалисты.

: Почему во всем мире это не является основанием? И в России именно у женщин, у которых плохое зрение или, к примеру, которым просто больше 40 лет, там просто без разговоров автоматически тебя хотят кесарить. Даже…

А. Самсонова: То есть ты боишься, что тебя просто из-за зрения положат…

: Да. Потом, раздельное пребывание ребенка. То есть ребенок появляется на свет, и вместо того, чтобы – ему тоже тяжко в этот момент – прижать его к груди, приложить, чтобы он спокойно полежал, его, я точно знаю, схватят, скорее всего унесут в другое помещение.

А. Самсонова: Они имеют на это право, что ли?

:

В смысле? Ну так происходит в роддомах.

Н. Шопен: Сейчас есть роддома, где, в принципе, оставляют ребенка с матерью.



: Да, вот это, кстати, очень большое достижение. Это большое достижение. Но есть роддома, где ребенка, тем не менее, достаточно скоро уносят, и там совершенно формальное прикладывание к груди. Потому что если ребенок должен полежать, как минимум, полчаса и начать брать грудь, то у нас на минуточку приложат…

А. Самсонова: По-моему, даже пуповину уже не перерезают сразу.

: Ну, это, кстати, мне кажется, не очень важный вопрос с этой пуповиной. Главное – это грудь и само спокойствие ребенка, что мама его обняла и они вместе, их никто не разлучает. А в роддоме его могут унести, и потом, я не буду видеть, скорее всего, я просто сама это знаю, будут подкармливать смесями, хотя я против того. Я хочу, чтобы вообще моему ребенку смеси не давали, но я не смогу это проконтролировать.

А. Самсонова:

Эвелиночка, вот просто огромный вопрос. Я смотрела всякие американские фильмы, там в контракте все прописывают. Я знаю, что в России есть контракты, и можно… Я хочу написать, чтобы моему ребенку ни в коем случае не делали то-то, то-то, то-то, со мной на родах не делали то-то, то-то.

Э. Геворкян: Да.



А. Самсонова: Это что, не работает?

: Ну, я думаю, что, может быть, еще в платных клиниках контракт на роды может пройти. Но, с другой стороны, есть инструкции Минздрава, так называемые. Ты в этом контракте можешь чего-то там пожелать, но если это противоречит инструкциям Минздрава, которые были еще в советские времена наверняка составлены, то вряд ли… То есть я думаю, что наша современная медицина не настолько гибка, она не пойдет ко мне навстречу. А мне, простите, бороться с этой системой в роддоме меньше всего хочется. Поэтому мне проще остаться дома, опять же подчеркиваю, при условии, если я себя хорошо чувствую.

Н. Шопен: На самом деле я слышала немало историй, когда женщина заранее заключала договор с роддомом, но потом в тот момент, когда происходят схватки, когда ты уже не очень можешь контролировать ситуацию, ей, допустим, предлагают эпедуральную анестезию ту же самую…

:

Да, стимуляцию, обезболивание.

Н. Шопен: Стимуляцию, обезболивание, кесарево сечение, и все равно женщинам приходится соглашаться…



:

А-а, потому что да, сейчас я скажу. Там обязательно есть пункт же…

Н. Шопен: Врачи умеют на тебя просто влиять.



:

Даже если ты подписываешь контракт, ты все равно говоришь, что врач в какой-то ситуации, в конце концов, врач имеет последнее слово, он за тобой следит, и он принимает решения. И поэтому… Это, наверное, правильно в какой-то степени, что врач отвечает за твою жизнь. А с другой стороны, даже если я попрошу, все равно в каких-то ситуациях… Вот моя подруга. Как она ни намеревалась рожать естественно, а получилось так, что она потом уже прочитала, что она подписала бумажку, что она все вожжи отдавала врачу, и ей сделали обезболивание. Ну, там были некоторые сложности после этого, осложнения от этой эпедуральной анестезии.

Н. Шопен: Да, к сожалению, вся ситуация в том и заключается, что нам придется, по всей видимости, бороться. Даже если у нас есть договор, даже если мы договорились с врачом заранее, мы все обговорили, все равно есть риск того, что во время родов - время, которое подразумевает, ну, не знаю, максимально интимное состояние женщины с самой собой и с ребенком – нам придется бороться и отстаивать свои права. Это, конечно, очень опасно.



А. Самсонова:

Это вот, наверное, один из главных минусов роддомов. Я думаю, что мы вернемся к этой проблеме во второй половине передачи, будем обсуждать все-таки аргументы «за» и «против» со слушателями о том, что плохо, что хорошо. Честно говоря, меня пока это все-таки не убеждает, и я вижу аргументы все-таки за рождение в роддоме, их больше, чем за рождение дома. Но мы переходим, у нас осталось <…>
Я знаю точно, что не буду рожать дома, как и не буду прыгать с парашютом на девятом месяце, просто потому что это слишком рискованно, а я не хочу рисковать. Но действительно ли домашние роды рискованнее, чем роды в роддоме? Давайте разберемся. На тысячу родившихся детей в России умирают 6 в возрасте от 0 до 6 дней. Речь идет о тех детях, которых рожали в роддомах, так как домашние роды не учитываются в российской медицинской статистике. И если мы решили рожать в России и хотим посчитать риск смерти ребенка при родах, то можно говорить, что он составляет 0,6 процента при родах в роддоме, но он абсолютно не известен при родах дома. Данные американской статистики говорят о том, что вероятность рождения здорового ребенка дома в 10 раз ниже, чем в роддоме. Кажется, что эти данные должны снять всякие споры о том, безопасно ли рожать дома. Но нет. Ведь для многих роды дома становятся незапланированными. Некоторые не успевают вовремя доехать до больницы, кому-то не хватает денег на страховку, кому-то вообще приходится рожать в одиночестве. Вот и получается, что шансов у таких деток существенно меньше. А если мы посчитаем риски для тех, кто к родам подготовился, вовремя договорился с дипломированным специалистом, все заранее продумал, то окажется, что риски рожать дома не так уж и велики и ниже, чем в больнице. Только как узнать наверняка, что вам не потребуется медицинское вмешательство, что роды у вас пройдут гладко, а акушерка, которая пришла к вам домой, справится так же хорошо, как бригада медиков? Я не знаю. Роды дома – неоправданный риск. Акушерки без дипломов о медицинском образовании, которые соглашаются принимать роды на дому, совершают преступление. Во многих американских штатах акушерское сопровождение домашних родов уголовно наказуемо. Может быть, это и правильно.

Н. Шопен: Тоня, так я понимаю, весь вопрос в акушерке, да? Тебе нужно понять на самом деле, насколько профессиональна та акушерка, с которой ты будешь рожать. Ну, это правильно. Потому что в момент родов акушерка – это самый близкий тебе человек, действительно.



А. Самсонова:

Да, я просто, честно говоря, давно занялась этим вопросом, начала смотреть, что происходит в других странах. В Америке есть сертификаты, я могу посмотреть, каким медицинским учреждением выдан диплом о том, что вот этот конкретный человек может принимать роды и как у него это происходит.

Н. Шопен: То есть там не вообще запрещены домашние роды, а только вот если у человека нет сертификата?



А. Самсонова: Там интересная ситуация, потому что там в разных штатах по-разному. Вот в тех штатах, где разрешено… Есть штаты совсем либеральные, там кто хочет, тот и принимает. Это, мне кажется, очень напоминает ситуацию в России. Есть штаты, где это можно делать только людям с определенным дипломом. Ну, и я хотя бы знаю, на что мне ориентироваться. А так это не тот вопрос, когда… Я могу пойти к парикмахеру, которого мне посоветовали, в крайнем случае волосы отрастут. Но это не тот вопрос…

: Да. Тоня, смотри, с другой стороны, у нас в стране вообще в законе ничего не сказано по поводу домашних родов. То есть они не запрещены, не разрешены. И получается, вот эти домашние акушерки, которые принимают роды уже более 10 лет, я просто знаю… Мы можем ориентироваться только на отзывы. Да? За 10 лет они приняли кучу родов, и я вполне допускаю, что какая-нибудь акушерка, окончившая с тройками медучилище и работающая в роддоме через пень-колоду, что она может оказаться…

А. Самсонова: Может, ее выгнали, да, из роддома?

: Да, да.

А. Самсонова: …И она сейчас частной практикой занимается.

: Да, это может быть так, а может наоборот. Потому что в роддоме может оказаться менее квалифицированный специалист, чем придет к тебе домой, если ты его заранее выбираешь.

А. Самсонова: Я не хочу заранее рисковать, и я не знаю, как мне довериться.

: Я тебе к чему все это веду. Что у нас государство сознательно не идет навстречу вот этому явление – домашним родам. Не выдаются сертификаты. Именно поэтому эта домашняя акушерка, она бы и рада, может быть, пойти получить лицензию, принимать у тебя роды, а ты была бы спокойна.

<...>

Н. Шопен: Если и дальше так пойдет, боюсь, моя семья от меня откажется. Разговоры на тему «Где рожать?» моментально превращаются в острые и жаркие споры, при этом я регулярно остаюсь в меньшинстве. Чтобы не утратить связь с родными и близкими окончательно, я объявила табу на все разговоры о родах. Но впереди еще целая осень, так что от неприятных споров, чувствую, мне не отвертеться. А все потому, что я и мои родные представляем себе роды совершенно по-разному. Да, согласна, у многих моих близких уже есть опыт. Но, судя по их же рассказам, опыт далеко не во всем положительный. Плюс куча болячек, которые остались на память о визите в роддом. Не понимаю, почему из поколения в поколение все это воспринимается просто как необходимое зло. Ведь всего этого можно избежать. Я просто чувствую, что роды – это процесс очень интимный, в который без надобности лучше не вмешиваться. А врачи, как показывает практика, именно к этому и стремятся: вмешаться, ускорить или замедлить, обезболить, вырезать – в общем, всячески помочь. А потом еще и полечить. Да и мой собственный опыт посещения женской консультации демонстрирует, что врачи обожают вмешиваться в процесс, даже когда в этом нет особой необходимости. Я не против родильных домов. Я за то, чтобы женщине предоставили возможность рожать так, как ей комфортно, а не так, как того требуют госстандарты.

: Наташа, у меня вопрос. То есть, я насколько понимаю, ты больше склоняешься… К домашним родам склоняешься? То есть ты открыто уже всем родственникам и близким об этом заявила? Имела глупость?

Н. Шопен: Нет, я еще не решила окончательно, где я собираюсь рожать. Я просто поняла, что я хочу иметь во время родов, как я себе это представляю. Если я сумею найти роддом, который сможет удовлетворить всем моим пожеланиям и потребностям…

:

Слушай, вот она сейчас лукавит, потому что я точно так же витиевато… я точно так же боялась признаться в эфире…

Н. Шопен: Ну понимаешь, еще оставалось какое-то время. Я понимаю, что сейчас у меня очень обостренное восприятие жизни. Возможно, что у меня что-то поменяется. Еще осталось… не один месяц мне надо ждать. И не исключено, что за это время я поменяюсь, и изменится, возможно, мое решение. Но, в принципе, сейчас я настроена на то, что роды – это процесс естественный, я хочу его пройти от начала и до конца сама. Я хочу, чтобы в него минимально вмешивались. Я хочу, чтобы мне было комфортно. Я хочу, чтобы было тихо. Я хочу, чтобы было мало света. Я хочу, чтобы рядом был неподалеку профессиональный человек, который не будет ходить вокруг меня со скальпелем и щипцами. Я хочу, чтобы просто мне дали спокойно родить самой. Я действительно очень этого хочу.



:

Тебе приходится, как мне вот, когда я… вдруг если я заявлю, что я хочу родить точно так же, как ты, если я скажу об этом своим близким… Вот, например, моя мама, кстати (у нас странность), очень спокойно относится к той мысли, что я могу рожать дома, если там все будет идти хорошо. Но, например, своей свекрови я не говорила и надеюсь, что она это не услышит и не узнает таким образом. Вот, а многие мои друзья и подруги, не дай бог, вот они… Но теперь они уже знают, как я собираюсь рожать. То есть я просто знаю, какой идет прессинг. Ты вот этого сегодня боишься, что тебя сейчас задавят?

Н. Шопен: Дело в том, что я как раз говорила в этом своем дневнике, что я с некоторых пор совершенно осознанно наложила табу на все разговоры о родах. Я понимаю, что мне их не избежать, но, по всей видимости, я буду стараться их избегать. Потому что я поняла, исходя из того, что роды – это процесс интимный, так же и решение, которое я принимаю о том, где я буду рожать, это мое решение. И я хочу принять его сама.



А. Самсонова: На самом деле для меня это потрясающе звучит, потому что, ну не знаю, я не могу, например, ослушаться. Да? Я не могу ослушаться мужа. Не потому что я знаю, что мне за это прибудет какое-то наказание. А потому что я не могу, например, рожать так, ну, допустим, дома, зная, что моя мама против этого и считает это небезопасным. Для меня очень важны эти мнения.

Н. Шопен: Да, для меня на самом деле тоже этот вопрос очень болезненный. Я тоже всегда старалась в жизни находить общие точки зрения со своей мамой. Поэтому мы с ней очень много разговариваем, обсуждаем. Я пытаюсь аргументировать свою позицию, потому что я знаю, что 99 процентов споров между людьми и каких-то неприятностей происходят просто из-за недопонимания друг друга. Но в данном…

А. Самсонова:

Я не боюсь спора, я знаю, что просто если мама скажет, что это небезопасно, то я начну бояться.

Н. Шопен: Вот скорее всего да, так и происходит, что родственники боятся за тебя, и потом этот страх… А нужно уметь быть самой собой, нужно уметь понимать, где страх, а где ты. Понимаешь, нужно чувствовать себя.



А. Самсонова:

Потому что у тебя уже есть такая ответственность, то есть у тебя есть ответственность за себя и за ребенка.

Н. Шопен: Понимаешь, в тот момент, когда за тебя боится твоя мама, ты начинаешь жить ее страхом, и ты забываешь в тот момент о себе, потому что в какой-то момент был, да, такой момент, когда ты приняла решение. И ты взяла за него ответственность. Пойми, что в любом случае, как бы то ни было, в родах ответственность, в первую очередь, лежит на тебе. И если, допустим, в роддоме что-то будет плохо, то тогда ты будешь, соответственно, винить свою маму, которая боялась тебе предоставить возможность рожать дома. Поэтому нужно уметь…



: Нет, если ты будешь в роддоме, ты будешь винить врача и говорить о том, что… Все так и получается. Если что-то плохое случается в роддоме, то мы автоматически перекладываем… Есть на кого переложить. А если это дома…

А. Самсонова: В этом случае ты будешь винить только себя, а это еще хуже.

:

Да конечно! Нет. Как ты будешь винить себя?

Н. Шопен: Я думаю, что в таком случае, если ты собираешься винить себя или не винить себя, следовательно, ты берешь ответственность на себя, то тогда и решение нужно принимать самой. Вот в чем дело. Это сложный вопрос, да.



А. Самсонова:

Я просто хочу сказать, что на любое мое решение повлияют мнения людей, которые мне важны.

Н. Шопен: Их очень много, пойми. И мнения очень разные.



А. Самсонова: Их очень много, да.

: Об этом говорила я в своем дневнике. Ты можешь до бесконечности собирать чужие мнения, но они будут чужие. А в твоей жизни…

А. Самсонова:

Но для меня они не чужие.

Н. Шопен: Понимаешь, это примерно то же самое, как, допустим, принять… извините за интимную такую подробность, какую позу принять в родах. Ведь мы уже все знаем, что таких поз очень много. Но самое главное, что, когда каждая женщина рожает, она для себя выбирает наиболее комфортную позицию всегда. И для каждого она своя. Вот так же примерно и здесь, что сколько угодно может быть мнений, но все равно, когда этот момент приблизится, ты поймешь, что лично тебе будет хорошо.



А. Самсонова:

Ты права, что мнений может быть сколько угодно…

Н. Шопен: А ты есть одна.




Человек дня
 : От театральных отношений может разорваться сердцеИнтервью с

От театральных отношений может разорваться сердце

Последнее интервью покойного актера

 : У Натальи Васильевой не было доступа к материалам дела Лебедева-ХодорковскогоИнтервью с

У Натальи Васильевой не было доступа к материалам дела Лебедева-Ходорковского

Председатель Хамовнического райсуда Москвы рассказал правду о приговоре по второму делу ЮКОСа

Сечин Игорь: За ЮКОСом тянутся не просто нарушения, но тягчайшие уголовные преступления — убийства, истязания, шантажИнтервью с Игорем Сечиным

За ЮКОСом тянутся не просто нарушения, но тягчайшие уголовные преступления — убийства, истязания, шантаж

Могущественный вице-премьер заявил The Wall Street Journal, что в деле Ходорковского не было никакой экспроприации бизнеса

Васильева Наталья: Приговор Михаилу Ходорковскому был написан судьями МосгорсудаИнтервью с Натальей Васильевой

Приговор Михаилу Ходорковскому был написан судьями Мосгорсуда

Откровенное интервью о деле ЮКОСА "Газете.ru" помощника суда Хамовнического района

Максимов Николай: Лисин - он живой, юморной, вызвал довериеИнтервью с Николаем Максимовым

Лисин - он живой, юморной, вызвал доверие

Задержанный в Москве торговец вторчерметом Николай Максимов занимается голодовками и борется с первым олигархом из списка Forbes

Волочкова Анастасия: Да что такое вообще, ваша партия?! Я сама больше, чем партия!Интервью с Анастасией Волочковой

Да что такое вообще, ваша партия?! Я сама больше, чем партия!

Балерина решила покинуть ряды "Единой России"

 : Я сломал вам жизнь, Валентина Алексеевна!Интервью с

Я сломал вам жизнь, Валентина Алексеевна!

Первый пресс-секретарь Бориса Ельцина нарушила свое двадцатилетнее молчание

Лента заявлений
12/12/2018
Андрей Козицын

"Есть возможность - делаю"

Александр Высокинский

"Была ли политика? Была"

Евгений Куйвашев

"Это грустная новость, но не трагедия"

Паблисити
«И поэтому, дорогие ребята…» «И поэтому, дорогие ребята…»
Медийные итоги публичных персон Урала в ноябре - по версии ЮПИмонитор
Ждем-с... Ждем-с...
Медийные итоги публичных персон Урала в октябре - по версии ЮПИмонитор
Обзор PR

Цифровой Кубок ИннопромаЦифровой Кубок Иннопрома

Командный и персональный медийные зачеты Международной промышленной выставки по версии ЮПИмонитор

На слуху
Багаряков уйдет на север Багаряков уйдет на север
Его прочат в политтехнологи президентского штаба по СЗФО
"Завтра ждем ареста"
Кто в Нижнем Тагиле такая борзота?
Ройзман подписи и не собирал Ройзман подписи и не собирал
А влип Переверзев


сальниковые компенсаторы


неразрушающий контроль


закладные детали


металлорукав


резервуар ргс


резервуар рвс


сильфонные компенсаторы


О проекте | Наши услуги | Реклама | Работа | Карта сайта
© 2001-2018 г.г. Администратор домена - агентство ЮПИмонитор (Agency UPmonitor.ru Ltd)
Св-во о регистрации СМИ ИА №ТУ66-01098, выдано управлением Роскомнадзора по Свердловской области 29 декабря 2012
г. Екатеринбург, 620075, ул. Пушкина, д.4, офис 1 office [енотовидная собака] upmonitor.ru
Генеральный директор и главный редактор Худяков Эдуард Валентинович
В электронном архиве мониторинга офф-лайновых СМИ - данные ИАА "Урал паблисити монитор"
Администрация портала UPmonitor.ru не несет ответственности за достоверность публикаций СМИ, находящихся в электронном архиве

Rambler's Top100