Upmonitor.Ru - репутационный портал столицы УрФО
СЛУЖБА МОНИТОРИНГА
Как отрастить бороду до груди?
Вместо Глацких - начальник молодежи 10-летней давности
Читайте нас в
>
О проекте Демонстрация Обзор PR Слухи Паблисити Анализ репутаций Архив
пятница, 16 ноября 2018г.Upmonitor в формате XML! 18+
Человек дня
24.12.2007, 14:26

Откровенничать развлекая

По мнению телеобозревателя, популярность развлекательного формата на телевидении связана не с деградацией последнего, а с тем, что это единственное поле, где автор может быть откровенен со зрителем
Газета "Уральский рабочий", Газ. "Ураль­ский рабочий"
Газ. "Ураль­ский рабочий": Телевидение, которое мы любим и… ненавидим. Ругаем последними словами (и есть за что!) и все-таки каждый день включаем кнопку. О нем, дитяти и монстре века компьютеров и высоких технологий, наш разговор с гостьей редакции известным московским журналистом Ириной Петровской — обозревателем газеты «Известия», ведущей рубрики на радиостанции «Эхо Москвы» и просто неравнодушным человеком.

Ирина Евгеньевна, телевидение — предмет вашего профессионального интереса — не собирается меняться после появления острокритической колонки журналиста в газете. Не ощущаете ли вы, что ваши усилия проходят впустую?

Журналистика за последнее время очень изменилась. Это раньше так было: газета выступила — что сделано? Сейчас такие понятия, как действенность и эффективность, забыты. Но для себя я всегда ищу утешение в том, что не для каких-то начальников, например телевизионных, работаю и даже не для «своих», то есть какого-то небольшого числа людей, а для широкого круга тех, кому иногда важно понять, что они еще не сошли с ума. Люди видят, что происходит вокруг, смотрят телевизор, наблюдают, как он отражает жизнь, и у них появляется потребность в собеседнике. Телевидение — это не просто предмет моего наблюдения. Это мой угол зрения на жизнь. Наблюдая процессы, происходящие в ней, я стараюсь рассказать, объяснить (если, конечно, сама что-либо понимаю), как я отношусь к тому или иному явлению, даю читателям возможность сверить свои впечатления. А то ведь иногда людям кажется, что с ними что-то неладное происходит, они что-то воспринимают не так. Я не настаиваю на том, что я исключительно нормальна, но многие мои читатели (их письма мне дороги) пишут о том, как нужна бывает такая вот солидарность во взглядах, как важно чувствовать, что ты не один. И этого для меня вполне достаточно. Если своей работой я помогаю какой-то части людей находить точки опоры в жизни, то моя деятельность, я считаю, небесполезна.Вот так впрямую: ты написал — и с экрана какую-то вредную пакость убрали, практически не бывает. Хотя нет, было… Но главное для меня не это. 

Какие процессы, происходящие на сегодняшнем телевидении, вы назвали бы главными, какие тенденции?

Разговор о телевизионных процессах — слишком объемный, большой. Эти процессы мы видим. Если же говорить о тенденциях, то, как показывают многочисленные опросы аудитории, телевидение в сознании людей из средства информации и просвещения превратилось почти исключительно в средство развлечения. И оно осознанно это делает. Наверное, у него другого выхода нет — ведь это то самое поле, на котором телевидение совершенно свободно. Да и возможности, при нынешних мощнейших технологиях, тут огромны. Не говорю уж о том, что люди, лишенные территории, на которой можно было бы говорить о смыслах, наверное, действительно ищут какого-то замещения, развлечения и утешения.

Из наиболее ярких новостных, интеллектуальных программ что еще сохранилось у нас?

Не буду брать региональное телевидение и Екатеринбург. Я давно не видела, скажем, вашей «Четверки», хотя то, что было представлено на телевизионную премию ТЭФИ, на мой взгляд, было намного сильнее представленного от федеральных каналов. В разделе информационного вещания, естественно. Я имею в виду «Итоги недели» Евгения Енина, новостную программу. Или вот в Томске на ТВ-2 очень профессионально делают информацию и аналитику. Состояние же общего поля наглядно продемонстрировало последнее присуждение ТЭФИ. Там, на мой взгляд, была единственная программа, достойная ТЭФИ, но этой программе, а также ее ведущей Марианне Максимовской не дали ничего. Причем открыто и демонстративно. На этом поле остались малюсенькие островки, существующие, конечно, не сами по себе. Существуют они потому, что им позволено существовать. Так сказать, для витрины. «РenTV-новости», радиостанция «Эхо Москвы», ну и несколько газет. А все остальное… Конечно, это никакая не информация, никакая не аналитика, а пропаганда и агитация. Причем с возрождением «лучшего» (в кавычках), что было в те годы, которые большинство из нас лишь краешком застало, но помнит по атмосфере, по ощущению несоответствия эмоций с экрана нашему собственному мироощущению.

Вернутся ли лучшие времена?

Ну, конечно, вернутся. Только боюсь, что некоторым из нас жить в то прекрасное время уже не придется. Вернутся! Иначе и быть не может. Ведь кто мог подумать в конце 80-х, что существовавший мощный режим скоро рухнет и начнется совсем иная эра. В первую очередь — с новым телевидением и новой прессой. И, между прочим, именно они во многом предвосхитили перемены. Свобода на телевидение и в прессу пришла чуть раньше, чем в другие области, что позволяет смотреть передачи по спутниковому ТВ .
А, может быть, придет понимание у тех, кто сегодня руководит процессом, что надо чуть-чуть ослабить узду, предпринять другие разумные действия. В советские времена мы жили в атмосфере полной информационной закрытости, у нас не было Интернета. Сейчас, когда ситуация коренным образом изменилась, старые мерки уже невозможны.

Как вы относитесь к «властителям дум», которые исчезли с телевизионных экранов?

Вы имеете в виду ангажированную журналистику? Для меня она не имеет отношения к профессионализму. Когда молодые ребята, с которыми я общаюсь на журфаке МГУ, задают мне вопрос «А что делать?» — у меня не существует для них ответа. Что им сказать? Посоветовать уходить из профессии? На самом деле это, конечно, не выход. У каждого свой путь. Но то, что ангажированные журналисты будут выкинуты из профессии, едва изменится политический вектор, это вполне очевидно. Сколько мы знаем примеров того же конца 80-х, когда мэтры слетали, потому что в сознании аудитории слишком тесно увязывались с обслуживанием режима. Но, может быть, эти люди искренне верили во что-то, чувствовали какую-то свою миссию. Обслуживали режим, но не цинично. Молодые люди, которые сейчас приходят в профессию, часто живут совершенно другой жизнью. Беда многих из них — цинизм, с которым они делают то, что делают. И для меня с нравственной, моральной точки зрения это гораздо хуже того, что было раньше.

Мы помним звезд «старого» НТВ. Как, на ваш взгляд, они выглядят сейчас, работая на других каналах?

Ссылаются на одно и то же: есть надо, семью кормить надо. Других-то каналов сегодня нет. Те, кто вообще считает для себя невозможным работать на телевидении, — не работают. Сами считают или, наоборот, за них считают, что работать там им невозможно. Тот же Парфенов, нынешний главный редактор «News week», — раз в году ему разрешают делать кино. И он его делает, но на такие темы, в которых не изменяет себе.
Есть среди телевизионной братии примеры и вопиющие. Например, Аркадий Мамонтов на РТР. То, что он делает, находится просто за гранью профессии. И даже неважно, где он работает — на РТР или на НТВ. Приличные люди просто с ним не здороваются.
Многие ищут для себя какие-то ниши…

Не кажется вам, что на глазах измельчал, изменился в худшую сторону телеканал «Культура»? Там есть история, архитектура, передачи типа «Есть ли жизнь на Марсе?» — но мало самой культуры, театральной жизни…

Мне кажется, проблема даже не в том, что на «Культуре» мало чисто театрального, а в том, что это канал, который показывает «консервы», то есть уже созданные образцы чего-то, и совершенно не отслеживает культуру как процесс, который гораздо многообразней, чем только балет, только театр, только литература. И нет современных форм, которые позволили бы приобщить к каналу чуть большее количество аудитории.
У телеканала «Культура» низкий рейтинг. Конечно, и потому, что традиционно во всяком, не только нашем, обществе так называемые «яйцеголовые», то есть интеллектуально ориентированные, составляют до четырех, пяти, ну максимум до шести процентов. Это и есть цифры рейтинга «Культуры». Однако она вполне могла бы шире привлечь, например, молодежную аудиторию. Увы, сегодня канал разговаривает со зрителем архаичным языком. С точки зрения как формы, так и самого понимания культуры.

Чем объясните вы деградацию канала?

Это не деградация. Это застой. Неразвитие — так я бы сказала, что объясняется, видимо, представлением руководителей этого канала о прекрасном. Сейчас говорят о смене руководства, и если пост руководителя займет современно мыслящий человек, имеющий современное представление о культуре и формах разговора о ней, возможно, это даст каналу развитие. Как в свое время здесь был Пономарев — человек тогда еще молодой. В то время и появились все эти дискуссии, ток-шоу. Сегодня они уже несколько подустарели.

И безумно скучная «Культурная революция» исчезнет?

Возможно, и не исчезнет, но и она должна как-то трансформироваться, иначе все будет выглядеть несколько неживым.

Вы говорили о ТЭФИ, о том, что не дали премию достойным. Но разве не вы, профессионалы, судите себе подобных?

Тут дело в самой системе голосования. На финальном этапе в прошлом году голосовало 13 выборщиков методом случайного компьютерного тыка. В этом году — 21. Из них 12 человек — это так или иначе Первый канал или связанные с ним организации, 8 — канал «Россия». Остальные со стороны и независимые. Когда имена претендентов выскакивают на экране, начальники сидят тут же… Кто знает, не предупредили ли они своих сотрудников, что если не будут голосовать за свой канал, у них будут большие неприятности. Подобная ситуация даже хуже, чем прямое давление. Это то, что мы называем корпоративным голосованием, которое в конечном счете обесценило эту премию.

Не кажется вам, что из профессии уходит такое понятие, как культура речи?

Конечно, кажется. Несколько дней назад я вернулась из Болдино, из Нижнего Новгорода. Там проходил фестиваль «Живое слово» и бесконечно говорили о деградации русского языка, о том, что перестало быть нормой то, что возводится к норме. Проблема, конечно, сложная, впрямую связанная с крушением существовавших форм жизни. Язык — отражение происходящих процессов. Я имею в виду и кризис школы, и в целом кризис системы образования и воспитания. На фестивале с тревогой говорили о том, кто учит наших детей, об уровне их культуры. А кто учит, мы помним со времени выхода фильма «Доживем до понедельника». Помните: «Я им говорю, не ложите зеркало в парту, а они ложат и ложат». Но тогда это были редкие случаи, а сейчас подобное повсеместно. Студентов, приходящих на журфак, тоже мало учат русскому языку, в том числе разговорному. У нас, помню, даже предмет такой был — орфоэпия (искусство правильной речи). Беда еще в том, что многим из нынешних студентов попросту некогда учиться, — в связи с расширением платного обучения они вынуждены работать. Да и преподавателям платят такие смехотворные деньги, что работать в вузы не идет молодежь, практически связанная с современным журналистским процессом.
Вот и выходит, что если прежде мы считали язык радио и телевидения эталонным, и у слушателя и зрителя была возможность воспринимать этот эталонный язык, то сегодня, когда понятие эталона утрачено и с экранов звучит замусоренная, ужасная речь, мы имеем заколдованный круг. Практически негде услышать приличные образцы литературного русского языка или хорошего разговорного. Филологам остается лишь бить тревогу.

Какие телевизионные передачи вы смотрите для души, а не по обязанности?

Такого вопроса я всегда жду с неким холодным ужасом. Это как если бы вас спросили: «Какой у вас любимый писатель?» А если серьезно, то, конечно, я смотрю ТВ «для души», если какая-то часть души у меня еще остается для этого. Что-то смотрю на «Культуре». Смотрю «для души» Парфенова, когда он появляется на телеэкране. Редкие хорошие документальные фильмы. Иногда какой-нибудь сериал, знаковый, про который знаю, что это должно быть событие. Ну, например, «Завещание Ленина» Николая Досталя. Это не просто хорошая работа талантливого режиссера, но некая миссия. Он сам для себя выбрал подобное направление. Помните его «Штрафбат»? А вот сейчас — «Завещание Ленина» про Варлама Шаламова и по произведениям Шаламова. Очень страшное кино про лагерную жизнь, не оставляющее надежды. Разве лишь на одно: и в самых нечеловеческих условиях находились те, кто сохранял в себе человека.
Какие-то экранизации классики, конечно, стараюсь смотреть. Из современных произведений перед отъездом из дома начала смотреть сериал «Путь к сердцу». Это такая современная сага, повествование протяженностью в десять лет, которое мне показалось весьма неплохим. Там есть драматургические и актерские провалы, но удалась история двух врачей, один из которых прогнулся и постарался «устроиться» в жизни, а второй — похожий на героя Дудинцева из «Не хлебом единым» — изобретатель, подвижник. Для него главное — это его профессия, его дело. История без криминала и без «слюней», которых так много в нынешних сериалах, по качеству порой совершенно чудовищных.

Почему такое количество криминала в программах НТВ?

В принципе я спокойно отношусь к криминальной теме. Пусть она будет, но не в таких количествах. Что же касается НТВ... То, что делает этот канал сейчас, — за гранью приличий, добра и зла. Я абсолютно убеждена, что творится такое намеренно, чтобы ничего не напоминало прежнее НТВ. Замысел удался полностью! Там полностью сменилась зрительская аудитория. Главная установка — на трэш-шоу и эпатаж. И никакого профессионализма нынешним руководителям канала не надо — разве он нужен, чтобы склеить между собой сюжет о том, как Анастасию Волочкову по морде лошадь стеганула хвостом, и о том, что в Тамбове родился инопланетянин? Как ни странно, но в головах зрителей все это вместе смыкается в какую-то совершенно чудовищную реальность, которая помогает им выживать. Они думают: «Что мои беды по сравнению с матерями, поедающими своих детей, или детьми, откусывающими у родителей уши!»

Наверное, та же задача и у программы Андрея Малахова «Пусть говорят»?

Механизмы те же. Та же «психотерапия». Люди смотрят на беременных 11-летних девочек и на то, как собачатся между собой родные и близкие или не родные и не близкие, и находят утешение в том, что в их жизни еще не все так страшно. Хотя Малахова мне жалко — он талантливый журналист и подавал большие надежды…
В явлениях, о которых мы говорим, меня тревожит то обстоятельство, что аномалии в общественном сознании становятся нормой. Конечно, это результат как сознательной социальной технологии, так и погони телеканалов за длинным рублем. Скажем, качество большинства юмористических программ вам известно, но ведь они имеют самый высокий рейтинг! Да и как может быть иначе, если в пятницу, в субботу и в воскресенье вы включаете телевизор — везде сплошной юмор. Нечего больше смотреть!

Вы — человек, четко отстаивающий свои позиции. Скажите, у вас много врагов?

(После паузы):

Враги бывают… Последняя история касается программы «Ты не поверишь» на НТВ, которую ведут… карлики (сами они не любят этого слова, а называют себя «маленькие люди»). Им я сочувствую и уж, конечно, ничего против них не имею. Но я не могу смотреть, как публично, на всю страну издеваются над человеком, обыгрывая его недостатки. Моему нравственному чувству претит, когда «маленького человека» заставляют бегать на четвереньках, рычать, мычать и так далее. Меня категорически не устраивает подобный уровень вкуса, и я написала о своих ощущениях в «Известиях», потом в нашей парной передаче с Ксенией Лариной мы обсудили все это на «Эхе Москвы».
Проходит неделя. Я иду на «Эхо» по Новому Арбату и издали вижу: у входа стоит группа детей и несколько взрослых. Едва поравнялась с ними — вся эта толпа на меня ломанулась: «За что вы не любите карликов? Карлики — тоже люди!» Вижу, что нас снимает камера… Ларина встретила меня восклицанием: «А, на тебя тоже карлики напали?!» Оказывается, ей, как и мне, досталось. Они кричали: «Не называйте нас мышами!» — и бросили на нее маленькую мышку. Инцидент удалось прекратить, вызывали милицию, но потом на НТВ появился сюжет, что мы называли артистов… мышами.
Они совершенно не поняли, что мы-то как раз были за них, сражались против дурновкусия. Молчать в подобных случаях нельзя. Вот это я знаю точно!

Досье

ПЕТРОВСКАЯ Ирина Евгеньевна. Телевизионный критик, обозреватель газеты «Известия» и радиостанции «Эхо Москвы», член Московской организации Союза российских писателей, член Академии российского телевидения. Лауреат премии Союза журналистов «Золотое перо России», премии Президента России «За наивысшие достижения в области печатных СМИ»



Человек дня
 : От театральных отношений может разорваться сердцеИнтервью с

От театральных отношений может разорваться сердце

Последнее интервью покойного актера

 : У Натальи Васильевой не было доступа к материалам дела Лебедева-ХодорковскогоИнтервью с

У Натальи Васильевой не было доступа к материалам дела Лебедева-Ходорковского

Председатель Хамовнического райсуда Москвы рассказал правду о приговоре по второму делу ЮКОСа

Сечин Игорь: За ЮКОСом тянутся не просто нарушения, но тягчайшие уголовные преступления — убийства, истязания, шантажИнтервью с Игорем Сечиным

За ЮКОСом тянутся не просто нарушения, но тягчайшие уголовные преступления — убийства, истязания, шантаж

Могущественный вице-премьер заявил The Wall Street Journal, что в деле Ходорковского не было никакой экспроприации бизнеса

Васильева Наталья: Приговор Михаилу Ходорковскому был написан судьями МосгорсудаИнтервью с Натальей Васильевой

Приговор Михаилу Ходорковскому был написан судьями Мосгорсуда

Откровенное интервью о деле ЮКОСА "Газете.ru" помощника суда Хамовнического района

Максимов Николай: Лисин - он живой, юморной, вызвал довериеИнтервью с Николаем Максимовым

Лисин - он живой, юморной, вызвал доверие

Задержанный в Москве торговец вторчерметом Николай Максимов занимается голодовками и борется с первым олигархом из списка Forbes

Волочкова Анастасия: Да что такое вообще, ваша партия?! Я сама больше, чем партия!Интервью с Анастасией Волочковой

Да что такое вообще, ваша партия?! Я сама больше, чем партия!

Балерина решила покинуть ряды "Единой России"

 : Я сломал вам жизнь, Валентина Алексеевна!Интервью с

Я сломал вам жизнь, Валентина Алексеевна!

Первый пресс-секретарь Бориса Ельцина нарушила свое двадцатилетнее молчание

Лента заявлений
16/11/2018
Евгений Куйвашев

"Я совершенно не могу согласиться"

Ольга Глацких

"Дорогие ребята, государство вам ничего не должно!"

Махарбек Хадарцев, мэр Владикавказа

"Уберите убийцу"

Паблисити
Ждем-с... Ждем-с...
Медийные итоги публичных персон Урала в октябре - по версии ЮПИмонитор
Город  засыпает. Просыпается мафия Город  засыпает. Просыпается мафия
Медийные итоги публичных персон Урала в сентябре - по версии ЮПИмонитор  
Обзор PR

Цифровой Кубок ИннопромаЦифровой Кубок Иннопрома

Командный и персональный медийные зачеты Международной промышленной выставки по версии ЮПИмонитор

На слуху
Багаряков уйдет на север Багаряков уйдет на север
Его прочат в политтехнологи президентского штаба по СЗФО
"Завтра ждем ареста"
Кто в Нижнем Тагиле такая борзота?
Ройзман подписи и не собирал Ройзман подписи и не собирал
А влип Переверзев


сальниковые компенсаторы


неразрушающий контроль


закладные детали


металлорукав


резервуар ргс


резервуар рвс


сильфонные компенсаторы


О проекте | Наши услуги | Реклама | Работа | Карта сайта
© 2001-2018 г.г. Администратор домена - агентство ЮПИмонитор (Agency UPmonitor.ru Ltd)
Св-во о регистрации СМИ ИА №ТУ66-01098, выдано управлением Роскомнадзора по Свердловской области 29 декабря 2012
г. Екатеринбург, 620075, ул. Пушкина, д.4, офис 1 office [енотовидная собака] upmonitor.ru
Генеральный директор и главный редактор Худяков Эдуард Валентинович
В электронном архиве мониторинга офф-лайновых СМИ - данные ИАА "Урал паблисити монитор"
Администрация портала UPmonitor.ru не несет ответственности за достоверность публикаций СМИ, находящихся в электронном архиве

Rambler's Top100