Upmonitor.Ru - репутационный портал столицы УрФО
СЛУЖБА МОНИТОРИНГА
Как отрастить бороду до груди?
Чебурашка заплатит штраф за ВК-Медиа
О проекте Демонстрация Обзор PR Лента Паблисити Анализ репутаций Архив
понедельник, 24 июня 2024г.Upmonitor в формате XML! 18+
Главные темы
23.05.2006, 10:29

Ролевые игры Сергея Чемезова

Судя по всему, свердловский министр сельского хозяйства весьма жестко распределил публичные роли в своем ведомстве. В то время, как он рисует радужные агроперспективы Среднего Урала, нарабатывая себе позитивное паблисити, замминистра Сергей Лацков по сути противоречит шефу, рассказывая журналистам о невероятном количестве нерешенных в отрасли проблем. Единственное, что в данном раскладе остается непонятным: как же на самом деле обстоят дела в сельском хозяйстве региона?

 

 

Областная газета, Нам надо решать проблемы села комплексно

Версия UP-Monitor [19.05.2006] (77.11)

Рудольф ГРАШИН: Практическая реализация национального проекта в сфере агропромышленного комплекса, проблемы, которые возникают в связи с этим, размышления на сей счет - вот тема разговора нашего корреспондента с заместителем министра сельского хозяйства и продовольствия Свердловской области Сергеем ЛАЦКОВЫМ.

Сергей Михайлович, в рамках реализации приоритетного национального проекта по развитию села областным министерством были рассмотрены сотни бизнес-планов хозяйств. Теперь, выходит, дело закрутилось?

Сергей Лацков, замминистра сельского хозяйства и продовольствия СО: Понимаете, какая ситуация, нет у нас волшебного выключателя, который, стоит его повернуть, все заставляет реализовываться само собой.

Рудольф ГРАШИН: А что доставляет проблемы?

Сергей Лацков, замминистра сельского хозяйства и продовольствия СО: Проблем море. Например, в сельском хозяйстве существует огромная потребность в инвестициях. А денег у селян крайне мало. В областном бюджете, утвержденном на этот год, на поддержку агропромышленного комплекса предусмотрено выделение 1 миллиарда 200 миллионов рублей. Около 300 млн. рублей из них -инвестиции. Сумма немалая, но существующие потребности раз в десять больше ее. Кредитов, которые будут направлены на модернизацию и техническое переоснащение села, набирается по этому году почти на 2,5 млрд. рублей. И этого тоже мало. Но дело даже не в суммах, нужны не разовые вливания, а системный подход. Крестьянин, например, оставляя в хозяйстве теленка, думает на годы вперед. Ему год надо выращивать телушку, 1,5-2 года потребуется кормить ее, чтобы она стала коровой. И только потом она начнет давать отдачу.

Вот сегодня, что больше всего меня настораживает, так это определенная кампанейщина при реализации нацпроектов. У нас создали огромное количество штабов. Штабы заседают, требуют отчетов. При этом уже некоторые правоохранительные и надзорные органы пообещали, что в ближайшее время приступят к комплексным проверкам того, как мы расходуем деньги, выделенные на реализацию национального приоритетного проекта. Но ведь еще никто ни копейки не дал, а проверяльщики уже на пороге.

Другой момент. Наша бюрократическая машина всегда отличалась, я бы сказал, огромным творческим потенциалом в плане бумаготворчества. Не проходит недели, чтобы из Москвы мы не получали очередную форму, по которой предстоит отчитаться о ходе реализации национального проекта. Серьезная организационная работа, которой должны заниматься все ветви власти, сегодня зачастую подменяется бумаготворчеством и проведением разного рода совещаний.

А ведь вопрос развития сельского хозяйства действительно назрел, и этим надо серьезно заниматься. При этом надо учитывать, что агропромышленный комплекс - это достаточно сложный механизм. Если мы начнем форсировать какие-то процессы в одной его сфере и упускать другие, то можем получить обратный эффект. Например, у нас на сегодня определены три основные направления реализации национального проекта развития АПК. Это - животноводство, создание малых форм хозяйствования на селе и все, что связано с улучшением там социальной обстановки. Допустим, будем мы форсировать развитие животноводства, а растениеводством, выходит, не надо заниматься? Но ведь всем известно, что животноводство без кормов не может существовать. Слава Богу, у нас министр десять лет возглавляет отрасль и знает практически каждое хозяйство, его возможности. Поэтому на экспертном совете, когда проходило рассмотрение проектов сельхозпредприятий по строительству новых животноводческих комплексов, каждый раз задавался один и тот же вопрос: а скот кормить чем будете?

Проще такие проблемы решаются, когда речь идет об агрофирмах, причем интегрированных.

Рудольф ГРАШИН: Национальный проект в сельском хозяйстве нацелен в первую очередь на увеличение производства продукции, сокращение импорта. Что мы здесь можем сделать?

Сергей Лацков, замминистра сельского хозяйства и продовольствия СО: В ближайшие 2-3 года область должна увеличить производство молока и мяса на 20-30 процентов. Это вполне реально. Причем рост производства молока должен произойти не столько за счет увеличения поголовья скота, сколько за счет увеличения его продуктивности. У нас достаточно серьезная программа в области свиноводства. Даже, казалось бы, эффективно работающее птицеводство также затронет ряд новаций: предусмотрено увеличение производства мяса птицы за счет ввода пустующих мощностей, модернизации отрасли. В этом году предстоит увеличить сбор молока у населения до 10 тысяч тонн.

Рудольф ГРАШИН: А как быть с тем, что село отстало технически, там все труднее подобрать кадры?

Сергей Лацков, замминистра сельского хозяйства и продовольствия СО: Нам необходимо больше оснащать село техникой. Каждый год надо заменять около 200 зерноуборочных и кормо-уборочных комбайнов. А у нас денег пока хватает на 120-150 машин. Да, мы отстаем в оснащении села современной техникой. Надо наверстывать. Не обязательно приобретать импортные машины. У нас есть хорошие отечественные. И надо торопиться с техническим переоснащением. Ведь ни для кого не секрет, что 20 процентов собранного зерна мы теряем. Теряем потому, что нет в нужном количестве уборочной техники, а старые комбайны не могут обеспечить эффективную уборку зерна.

В рамках реализации национального проекта надо подумать и о кадровом потенциале. Надо признать: село за последние годы сильно пострадало демографически. С каждым годом все труднее найти толковых механизаторов для работы на современной технике, не хватает доярок. В сельскую местность очень мало идет молодых людей с высшим образованием, тех, кто должен нести знания и культуру селянам. Из-за этого происходит деградация населения, и многие негативные процессы, происходящие в деревне, связаны именно с этим.

То есть, тема развития агропромышленного комплекса многопланова. Берясь за решение какого-то одного вопроса, надо иметь в виду, что подтягивать придется и другие. Поэтому нам надо решать проблемы села комплексно.

 

 

10 канал, 10+, Алексей Назаров

Версия UP-Monitor 19.05.2006

Алексей Назаров: Добрый вечер, дамы и господа. Как обычно в среду мы открываем двери проекта, который называется «Кабинет министров». Хочу представить вам нашего сегодняшнего гостя. Это Сергей Михайлович Чемезов, заместитель председателя Правительства Свердловской области, министр сельского хозяйства и продовольствия Свердловской области. Знаете, каждую среду разговариваем на разные всевозможные темы. Одна из тем – это национальный проект, национальный проект «Сельское хозяйство». В двух словах.

Сергей Чемезов: Реальная очень вещь, долгожданная для России. 40 лет в России и Советском Союзе в свое время не было темы во главе всей экономической политики, в государстве. Наконец–то она появилась. 40 лет не было, 1965 год, мартовский пленум ЦК КПСС, когда сельскому хозяйству уделили внимание. Понастроили, правда, прямо сказать, я в таких случаях... с дуру можно настроить города и в деревнях. Слава Богу, нынешний проект привязан к реальной, конкретной эффективной экономике. Создание эффективного производства в селе, чтобы не только государство выигрывало в следствие укрепления продовольственной безопасности, но и гражданин, работающий в этом производстве и семья, живущая на селе, выиграли от этого проект, чтобы они активно начали работать, естественно, улучшив свое материальное положение. И строители, которые будут активно работать на селе, безусловно, есть, иначе бы в Свердловской области не было тех успехов, которыми мы гордимся и в праве гордиться, ибо это дело рук человеческих. На сегодняшний день, по первым итогам первых трех месяцев, мы имеем 6 тысяч тонн молока плюсом, 3 тысячи тонн мяса плюсом к уровню прошлого года и яйца 30 миллионов. Это реальные продукты и реальная жизнь, и они сделаны не просто любой ценой, эти продукты дополнительно выпущены с экономическим эффектом. Народ повысил заработную плату на 22%.

А. Назаров: Мне всегда интересно то, что когда человек выезжает из города, он едет, предположим, по какой–то дороге, он видит ту разруху, которая сейчас в данный момент в деревнях. Просто в некотором смысле страшно.

С. Чемезов: Не повсеместно. Проверяйте сегодня район Патруши, это бывший колхоз имени Свердлова, вы увидите суперсовременное производство европейского уровня. На полях работают только комплексы современные, в четыре раза позволяющие увеличить производительность труда, великолепные условия труда для людей. Тут же рядом строится, сейчас начинается уже стройка, новейший комплекс по технологиям современнейшим. Это раз, это не разруха, это уже создание нового.

А. Назаров: Это движение.

С. Чемезов: Да, это движение вперед. Или возьмите Ирбитский район. Въезжаете в Ирбитский район, завтра я уже буду реально вести построение агрофирмы, созданной с участием Правительства, и это мой проект. Естественно, там не разруха, там идет созидание. Да, действительно, есть и разруха. Если пойдем по ряду территорий, очевидно, что появляются фермы, которые сегодня к жизни уже не возрождаемы. Нужно бульдозер, выравнивание хорошее делать и строить заново.

А. Назаров: Нет, вы знаете, возвращаясь к фермерству во всех смыслах этого слова. Все говорят, что фермерские хозяйства должны поднять в какой–то степени экономику, сельское хозяйство. На территории Свердловской области, мне кажется, мало фермерских хозяйств.

С. Чемезов: Нет, я скажу, что было заблуждение в начале эпохи реформ, когда некоторые, мягко говоря, неквалифицированные экономисты и деятели говорили о том, что только фермерство может поднять и вывести, опираясь, естественно, на предмет личной собственности. Неотразимый фактор - личная собственность, личная заинтересованность. Я в то время и многие специалисты, кто работает со мной вместе рядом и в целом в области, и губернатор области, и глава администрации, и глава нашего областного совета Эдуард Россель, и Правительство, и администрация, мы считали все-таки это мнение неоднозначным, естественно, ставили и опирались на все формы экономического процесса. То есть многоотраслевая экономика может быть в селе: может быть личное подворье, как производящее, просто без учета затрат производит массу продукции, может быть и фермерское хозяйство, которое выходит уже на товарный продукт как цель и может быть среднее хозяйство, коллективное предприятие в форме кооператива, а может быть очень крупная агрофирма в форме акционерного общества, а может быть даже государственное унитарное предприятие. Пример, пожалуйста, Рефтинское Свердловское государственное предприятие – лучшее предприятие России по экономике, по всем показателям, один в яйце, другой в мясе птицы. Возьмите колхоз по принципу кооператива, он называется колхоз «Россия». 13–е предприятие было, а сегодня 11–е предприятие в России по эффективности животноводства. Разные формы. Или возьмите фермерское хозяйство Георгия Двухименного, это восьмое хозяйство в Сухоложском районе, он получает урожай как в Голландии, так и здесь. В разных экономических формах работать могут в сельском хозяйстве, и успеха добиваются только там, где есть разум, где есть знания и где есть умения, поэтому это может быть и в личном, и в мелком крестьянском, и в крупном хозяйстве.

А. Назаров: Сергей Михайлович, нет ощущения, что за те сорок лет, которые было такое бестишье, безденежье, упадок полнейший, что мы потеряли огромное количество людей?

С. Чемезов: Мы просто потеряли не огромное, мы потеряли сумасшедшее количество людей. Ни одна нация, ни один народ, ни одно общество не могло бы выдержать, и экономическая система должна, по идее, рухнуть, однако чудо есть. Если у нас в 120 хозяйствах, крупнейших хозяйствах области, а также и в 300 хозяйствах фермерских, есть этот разум, умение и желание, если все это совпадает с навыками и грамотностью, то там, естественно, успех. Мы потеряли очень много, чрезвычайно много и опасно много. В России в целом и целые области вообще не занимаются сегодня экономикой сельскохозяйственного производства, они не могут вести на том материале, который остался. Однако для Свердловской области, еще раз повторяю, ситуация такая: 410 юридических лиц, возглавляемых конкретными руководителями, 120 – это супер, еще 130 – это те, которые из середняков имеют потенциал выходить на уровень более высокий, где доходы, где результаты производства, прибыль есть, и где–от около 120 - это полная почти разруха экономическая, но материально еще инвестированная, но тем не менее это банкроты. Естественно, сочетание трех крупных финансово–экономических групп, организаций, и нам бы хотелось, чтобы побольше было в элитной группе, чтобы середняк укрепился за счет того, что оздоровление финансовое проводим. Сейчас замечательное законодательство в России по аграрной тематике, и налоговое законодательство у нас одно из лучших в Европе. И наконец–то финоздоровление можно проводить, я возглавляю комиссию, знаю, что 113 предприятий у меня прошло, им часть штрафов списана, их активы улучшились, и они переходят в другую категорию. Конечно, многое зависит от так сказать Всевышнего и от той ситуации, в которой мы живем. Урал всегда рисковый, но тем не менее на Урале можно получать замечательный урожай.

А. Назаров: Вот, кстати, очень интересно, сельское хозяйство Урала – это во всех смыслах почти полярный... почти–почти.

С. Чемезов: Да нет, Алексей, ну что вы. Если в колхозе «Россия» Ирбитского района мой однокашник Антон Сергеевич Никифоров возглавляет хозяйство, группа специалистов великолепная если получает урожай уровня Краснодарского края, то я задаю себе вопрос: значит в Краснодарском крае слишком низкий уровень, он должен быть там примерно по географической широте, как в Италии, а там 80, то есть все относительно. И я думаю, что Свердловская область вообще... раньше это было, мы способны себя напрочь обеспечить всем основным, то есть зерном полностью, включая продовольствие, юго–запад области, юго–восток области и восток области в целом. Все растет на нашей земле, она очень хорошая, плодородная, по сравнению с Францией, Германией, Италией и другими нашими грантами в сельском хозяйстве, поэтому устойчивость до Нижнего Тагила можно гарантировать. Все, что за Нижним Тагилом и выше, нельзя.

А. Назаров: Ладно, хорошо, давайте переключимся на другую тему, тему, популярную во всех смыслах, – птичий грипп. Очень странная история. Сегодня много слухов вокруг птичьего гриппа: будет - не будет, вакцинируют, непонятно как. Интересно количество птиц погибающих, которым прививают эту вакцину, погибает процентов 10 примерно.

С. Чемезов: У меня данные несколько иные, Алексей. Сегодня я участвовал в видеоконференции, проводимой аппаратом полномочного представителя, я делал очередной доклад по мониторингу за неделю и скажу, что мы вакцинировали, по первичному вакцинированию, из 200 тысяч поголовья птиц, которое имеется в личном подворье в зонах риска, а зоны риска – это водохранилища, рядом поселения, либо это птицефабрика, где рядом общественный сектор производства, государственные предприятия, где рядом находятся деревни. Вот эта зона риска. Мы выбрали 58 тысяч таких птиц и вакцинировали, первую вакцину ввели до 1 мая, недельный перерыв, и с 1 мая начали ревакцинацию, как в гриппе или как, допустим, против клещевого энцефалита: сначала вакцинирование, затем ревакцинирование, то есть это выработка в организме животного и человека соответствующей иммунной реакции. Так вот, мы сейчас провакцинировали 48 тысяч, и нам осталось 8 тысяч до 15 мая и дополнительно заказали 90 тысяч вакцин и продолжим вакцинирование. Нормальная вакцина, нормально работает, у меня нет отрицательных данных. Покровский биозавод Подмосковья делает эту вакцину, она сертифицирована, она доказана, она испытана на соответствующих живых организмах и показывает себя неплохо, поэтому мы надеемся, что с помощью этого мы риски снизим.

А. Назаров: Просто все дошло уже до примитива. По телевизору рекламируют вакцину против гриппа, и практически уже домашних попугайчиков предлагают прививать. Доходит до смешного, вы же понимаете.

С. Чемезов: Вообще, честно говоря, даже тот ажиотаж вокруг этой темы двух направлений. Птичий грипп – это заболевание человека, а грипп птиц – это заболевание птицы, сельскохозяйственное штатное заболевание. Вот это два вида. И вроде бы группа вируса одна и та же, и она мутирует, но тем не менее. Не слишком много ажиотажа, а мне кажется, слишком много непрофессиональных рассуждений в этой сфере, что, кстати, мешает экономике и, наоборот, привлекает внимание каких–то посторонних третьих сил к тому, чтобы этот процесс поддерживать. Но я должен сказать по этому поводу, наконец–то некоторое ощущение успокоения. И сейчас работают профессионалы, мы без шума и пыли делаем свое профессиональное дело, фабрики и предприятия защищаем, потому что там 11 миллионов птицы. У нас в течение года 46 миллионов оборота птичьего поголовья, в нашем промышленном птицеводстве, коим мы кормим Свердловскую область и рядом некоторые регионы, и есть население, есть дикая птица. Население мы защищаем вакцинированием и предупреждаем человека, как себя вести с птицей. И самое главное - теперь не допустить, чтобы сочетание еще и «дикая птица», включая перелетно–водоплавающую птицу, чтобы еще паники не было, там все должно происходить естественно, по природным своим биологическим условиям. Мигрирование птицы, не надо ничего ломать в этой природе, потому что каждое вмешательство в природу может повлечь за собой активный ответ.

А. Назаров: Программа "Сады из городов", из Екатеринбурга, из городов, это вот проблема.

С. Чемезов: Хорошая проблема. Мы вчера проводили пресс–конференцию с Виктором Владимировичем Контеевым в рамках нашего проекта, который ведется в КОСКе, это «Человек и природа в дачный сезон». Очень важно было с садоводами еще пообщаться про то, что мы готовим большую конференцию по проблемам садоводства Свердловской области. Город Екатеринбург столкнулся с самой серьезной проблемой – нужно убедить людей, чтобы они поверили в этот проект, потому что что такое сад внутри города? Я думаю, что теряется его одно очень важное свойство. Человек не только должен еду производить для себя, работая на земле, он должен релаксироваться, общаясь с землей и с живыми организмами и с растениями. Поэтому, с точки зрения релаксации, сады, расположенные в черте города, откровенно скажу, это ни о чем. Это то же самое, что отдыхать, допустим, на проспекте Ленина, может быть, даже на улице Бебеля в самый напряженный период, или загорать на улице Малышева, где–нибудь после улицы 8 Марта. Поэтому мы будем создавать всемирное сообщество садоводов, мы на этом пути и стоим, убеждать в том, что нужно подготовить земли за пределами черты города и вывести в экологические зоны.

А. Назаров: А как–то людям будет компенсироваться это?

С. Чемезов: Дело в том, что у города есть программа, она очень серьезная, «Сады Урала», и действительно, Виктор Контеев вчера еще раз озвучил эту программу. Мы имеем свою программу обустройства земель для ведения садоводства, областная программа, это наша разработка, я веду эту программу. То есть совместить эти две программы, а там организационная работа с людьми. Здесь инженерное обустройство будущих размещений, куда сады будут отъезжать, естественно, в городе запланированы очень серьезны средства, это миллиарды рублей на то, чтобы в рамках развития города эти земельные участки, которые занимают сегодня сады коммунистического прошлого, домик два на два, участок четыре сотки - ни о чем, согласитесь, это очень мало. Но за городом надо создать, и земля есть, пока земля есть, и мы должны эту проблему решить буквально в течение максимум пяти лет ближайших.

А. Назаров: Хорошо, давайте так. Посевная, ведущая посевная, говорят все, что опоздали, нет?

С. Чемезов: Да нет, что вы, слава Богу, она уже не грядущая. Я с удовлетворением могу отметить, что ряд наших организаций сельскохозяйственных, одно очень крупное, как раз агрофирма "Манчажская" в Артинском районе, вчера подписал я и Алексей Петрович, мы поздравили коллектив этого крупного акционерного общества с завершением посевных работ. Это здорово! Не то что успели, они уложились и даже сократили сроки в три раза те, которые по агротехническим условиям должны быть. И кроме того, еще одно небольшое предприятие, оно образовано на базе фермерского хозяйства, хозяйство "Черепановское" (тоже в Артинском районе). Смотрите, юго–запад быстрее созрел для посевной, по понятным причинам: там и климат, и земля там, и влага нынче там была даже меньше, поэтому там заканчиваются работы. В целом, районы юго-запада идут впереди. У нас, к сожалению, пока та влажность, которой мы радовались в апреле, и дожди и снегопады, больше, чем за зиму осадков выпало в апреле, это возрадовало, но тем не менее сегодня это мешает более активному ходу посевной. В ближайшие дни область выходит на уровень прошлого года, то есть мы выходим на 30% где–то через два–три дня и войдем в график завершения работ к 25–28 мая. Это предельный график по агротехническим условиям взращивания тех культур, которыми мы занимаемся.

А. Назаров: Разговаривая с вами, мне кажется, что все хорошо, а вот захожу в магазин и понимаю, что, например, цены на мясо выросли на 30%.

С. Чемезов: Ну, например, в последние месяцы с нового года такого роста цен на мясопродукты не было.

А. Назаров: Ну, хорошо, 10–15%.

С. Чемезов: 10–15%, а вы дома у себя не обратили внимание, что вам счета на коммунальные услуги приносят на 20% дороже?

А. Назаров: Ну, это отдельная песня.

С. Чемезов: Это отдельная песня, но она из одной оперы, а опера заключается в том, что вообще в ценообразовании и в затратах человека на его жизнь есть вещи первичные и обязательные, которые он воспринимает как де факто, а есть вещи, на которые он реагирует. Например, повысилась цена на коммунальные услуги, на тарифы на электроэнергию, на бензин, на все, но не дай Бог, если на 10 копеек хлеб будет дороже, вот на это реагируют. Это наш российский уральский менталитет. Я думаю, что очень важно в ценовом процессе иметь единый подход. Если коммунальные услуги энергетики составляют по себестоимости продукта, условно говоря, процентов 10, и там на 20% поднялось, то пусть адекватно в этих 10% цена реально будет принята, и общество должно понимать, что это так. Другой вопрос, что спекулятивный рост цен, который именно спекулирует на интересе человека к тому или иному товару и продуктам питания, должен быть использован коммерческими участниками рынка, но тем не менее и это бывает. Я думаю, что вообще та ситуация, сложившаяся за 4 месяца у нас, и президент страны, и Правительство не удовлетворены действиями экономического блока вообще по стране не только из–за того, что Андреев возглавляет, а то, что и на местах нам не удается иногда сдерживать рост среди монополий: газ, электроэнергия, коммунальные хозяйства и другие в связи с этим платежи. В целом на сегодняшний день, мне кажется, оснований для наращивания цен в этом секторе, основное продовольствие имеется в виду, нет. Процесс прошел первичный, всегда он заканчивается на продовольствии. Все везде растет в конце концов, производится продукт и на продовольствие. Это сказывается на услуге или в цене. Сейчас этот процесс, первое колесо инфляции прокатилось, и оно должно застабилизироваться, должно застабилизироваться положение цен. Поэтому сейчас, Алексей, я думаю, что не должно быть таких скачков. Наоборот, сегодня уже пик сезонного спроса на картофель и овощи и на фрукты, в том числе и завозные фрукты в Свердловскую область, я только что заезжал на Центральный рынок и еще раз прошелся, посмотрел, что и чем торгуют сегодня на рынке, я вижу, что цены пошли вниз, цены пошли вниз на фрукты, в том числе и на экзотические фрукты. Помидоры и огурцы, естественно, падают в цене до уровня 30 рублей, в мае это стабильно уже, начиная со 170 рублей, помните, в январе месяце. Как только наш продукт появляется местный по цене 70 со 120, 130, 170 рублей, цены на привозную продукцию падают. Вот эти регуляторы когда работают, все нормально.

А. Назаров: Понял вас, хорошо выкрутились.

С. Чемезов: Нет, я никогда не выкручиваюсь!

А. Назаров: Да я шучу. Чем закончилась история с разведением рыбы в Свердловской области?

С. Чемезов: Она не закончилась, она еще не началась, она в новой нашей эпохе, XXI век - это послереформменный период. Это не начиналось. Мной отработано, моими специалистами, моими коллегами и теми людьми, на кого мы опираемся, мы уже давно созрели к тому, чтобы создавать крупную агропромышленную фирму, связанную с полным циклом рыбного воспроизводства, начиная с производства личинок, мальков, икры, затем выращивание молоди, посадочного материала и включая товарное производство на многочисленных озерах Свердловской области, кстати, в разной форме. Можно объединять государственные активы на Рефтинской, потому что на озере и на водохранилище Рефтинском границу не проведешь, там существует два субъекта: наше государственное и частное предприятие. Или возьмите сегодня такие озера, которые не востребованы в Ачитском районе, или в Каменском районе не полностью используется ресурс соленых озер, и многие другие, 336 озер в области, естественных водохранилищ плюс пруды. Все это надо максимально использовать. С одной стороны, на озерах небольших отдавать частнику в аренду с условиями реального производства и организации любительского лова для населения, с другой стороны, это все пойдет не куда–нибудь, а в наш внутренний рынок. И мы с этим проектом выходили. Эдуард Россель нас поддержал. В ближайшее время будет рассмотрено Законодательным Собранием данный проект. Я полагаю, что в нынешнем году будем свидетелями крупного предприятия с потенциалом выхода первый год 1000 тонн и с выходом до 3000 тонн местной рыбы.

А. Назаров: Давайте сейчас вернемся к началу нашего разговора о том, что национальный проект «Сельское хозяйство» все-таки есть. Как вы думаете, на сколько времени это затянется?

С. Чемезов: Я думаю, что те инструменты, которые предусмотрены по национальному проекту, это не прямое инвестирование. Там ведь у нас как было? Как только национальный проект обозначили, все думают, что деньги, а раз деньги, значит их кто–то будет воровать. Ничего подобного! Деньги идут из банка, а банк, как обычно, позволит воровать свои деньги или не возвращать их не может, это само собой. Государственные деньги будут расходоваться только на компенсацию и стимулирование этих инвестиций банковских, лизинг и снижение процентной ставки по банку, это тоже государственный инструмент. Мы берем на себя обязанность компенсировать ставку заемщику, если он этот кредит выполняет, эффективно использует и дает результат, развивает производство, особенно в сфере личного подворья, там полная процентная ставка, 12% мы берем на себя по животноводству, по техническому сервису и реконструкции технологий. Естественно, те, кто желает сегодня работать, они идут. Я думаю, что это надолго. Это лучше, чтобы это было стабильно и надолго, а не просто такой штурм одноразового пользования.

А. Назаров: Мы начали с вами говорить про ценообразование, о том, что коммунальные платежи, другие платежи растут, инфляция все равно имеет место, и, как мне кажется, вы назвали всего несколько банков, которые дееспособны.

С. Чемезов: 12 банков проявили желание работать в рамках национального проекта.

А. Назаров: А нет ощущения, что их заставляют? Нет?

С. Чемезов: Я думаю, что есть решение Российского банковского союза о поддержке национального проекта, есть обращение президента к банковскому сообществу. Мы с банками работаем давно и стабильно, и в принципе те 12 партнеров, которые для нашей отрасли являются настоящими партнерами, то есть в этой части у нас опасений нет, инвестиций достаточно, средств достаточно. Важно теперь иметь что? Банковские вещи – это риски, это залоги, а залоги – это эффективно воспринимаемые на рынке ликвидные ресурсы. Но и в этой части, когда речь идет о залогах и снижении доли рисков банков, здесь еще есть проблемы, которые неадекватно сегодня оцениваются сторонами. Мы на этом поле являемся активными игроками, мы доказываем состоятельность, мы вносим определенную гарантию, поддерживая этот проект из бюджета, а у нас в Свердловской области мы реально поддерживаем инвестиционные проекты. На рубль инвестиций из вне вопиет банковский капитал, банк решит создать свою агроструктуру или промышленный капитал. На рубль их инвестиций Правительство области выходит, как бы оценивая реальность и помогая решать, выходит минимум 20 копеек, а сейчас мы говорим о 50 копейках бюджетной составляющей. Это серьезное движение по увеличению инвестиций, сообща можно реализовать мощный проект.

А. Назаров: Когда все встанет, как вы думаете, на свои места? Условия потерь достаточно большие, я понимаю, людей нет, но оптимистов в этой области... я думаю, что вы тоже достаточно большой оптимист. Как вы думаете, 10-15 лет?

С. Чемезов: Я полагаю, что должна сработать, может быть, сегодня не очень популярная сторона нашей национальной психологии, что россияне долго запрягают, но быстро едут. В этой части я полагаю, что в течение буквально, может быть, пяти лет мы почувствуем, что такое национальные проекты в реальном секторе экономики. Вот я прогнозирую, что в течение пяти лет совершенно иным станет продовольственный рынок России, совершенно иным технологическое оснащение труда человека на земле, и, естественно, жизнь людей должна измениться. Пять лет - это минимум.

А. Назаров: Знаете, всегда обидно от того, что кто-то решает за человека, а не человек сам думает, что ему делать. Это, наверное, самая обидная проблема в нашем менталитете.

С. Чемезов: Честно говоря, мне импонирует то, что на сегодняшний день, объявив условия и правила игры в рамках реализации национального проекта, мы предоставили возможность всем и вся. Я удивлен, даже сам не ожидал, зная область, работая столько времени с конкретным сектором экономики, людей же всех знаю, и я принял на комиссии, являясь ее председателем, 443 макро- и среднего уровня проектов. 443 проекта принято нами, в Москву и на федеральный съезд мы отправляем всего10, но это уже суперпроекты, где идет речь о мировом уровне. Но остальные же это активные следы, то есть люди пошли, люди поверели, и очень важно сегодня не дать им разочароваться, поддержать их высокий трудовой тонус именно действиями совместными, где Правительство, где муниципальные органы, и дойти до каждого человека, который сохранился еще даже в деревне и сохранил свое хозяйство, и рассчитывать, что оно у него будет развиваться, за счет чего он будет иметь прибавочный продукт на образование детей и на свою жизнь. Поэтому в этой части мне импонирует то, что активность очень высокая, ее нужно в тонусе постоянно поддерживать.


Главные темы
Новая головная боль Евгении Умниковой
Безруков засучил рукава
Лента заявлений
24/06/2024
Митрополит Кирилл

"Все-таки мы - большинство"

Николай Цуканов

"Шокирован случившимся"

Евгений Куйвашев

"Екатеринбург - город храбрых"

Комментарии
ВК-медиа "в контакте" с силовиками и судом? ВК-медиа
Как детский сад "Чебурашка" оплатит Александру Арцыбашеву штраф за дискредитацию СВО
Паблисити
«Мир вука» «Мир вука»
Медийные итоги публичных персон Урала в январе-июне 2021 г. – по версии ЮПИмонитор
"Надо только выучиться ждать"
Медийные итоги публичных персон Урала в ноябре - по версии ЮПИмонитор
Обзор PR

СМИ ли надо?СМИ ли надо?

"И примкнувший к ним" Директор Сети...

На слуху
Багаряков уйдет на север Багаряков уйдет на север
Его прочат в политтехнологи президентского штаба по СЗФО
"Завтра ждем ареста"
Кто в Нижнем Тагиле такая борзота?
Ройзман подписи и не собирал Ройзман подписи и не собирал
А влип Переверзев


сальниковые компенсаторы


неразрушающий контроль


закладные детали


металлорукав


резервуар ргс


резервуар рвс


сильфонные компенсаторы


О проекте | Наши услуги | Реклама | Работа | Карта сайта
© 2001-2024 г.г. Администратор домена – ООО «Агентство «ЮПмонитор.ру» (Agency UPmonitor.ru Ltd)
г. Екатеринбург, 620075, ул. Пушкина, д.4, офис 1 office [енотовидная собака] upmonitor.ru
Генеральный директор Худяков Э.В.
Материалы информационного агентства UPmonitor (ЮПИмонитор) /Св-во о регистрации СМИ ИА №ТУ66-01098, выдано управлением Роскомнадзора по Свердловской области 29 декабря 2012/ доступны подписчикам в Свердловской области при авторизации в закрытой части портала UPmonitor.ru
В открытом доступе на портале размещены данные службы мониторинга UPmonitor (ЮПИмонитор).
В электронном архиве – материалы СМИ, собранные автоматизированной системой мониторинга. Администрация портала UPmonitor.ru не несет ответственности за достоверность публикаций СМИ, находящихся в электронном архиве, а также за несоблюдение этими СМИ законодательства РФ.
Rambler's Top100