Upmonitor.Ru - репутационный портал столицы УрФО
СЛУЖБА МОНИТОРИНГА
Как отрастить бороду до груди?
Высокинского жалко
Читайте нас в
>
О проекте Демонстрация Обзор PR Лента Паблисити Анализ репутаций Архив
вторник, 20 августа 2019г.Upmonitor в формате XML! 18+
Главные темы
22.12.2007, 12:36

Неукротимый реформатор Андрей Шишкин

Неукротимый реформатор Андрей Шишкин Навязчивое желание нового директора Екатеринбургского театра оперы и балета сменить и спектакли, вошедшие в историю, и творческий состав любой ценой может стать для респектабельной обители муз плачевным: критики разочарованы новыми постановками, а лучшие артисты уходят из театра


пресс-папка к теме

"Российская газета - Урал" от 21.12.2007, По собственному желанию
Оперный театр остался без хора
Автор: М.Порошина
Марина Порошина:
28 артистов хора Екатеринбургского академического театра оперы и балета в разгар сезона написали заявление об уходе. Поводом для этой массовой акции протеста они называют низкую заработную плату.

- Говорить стыдно, когда кто-нибудь интересуется, сколько получаю. Шесть тысяч. А что вы здесь сидите, спрашивают? - рассказывает артистка хора Юлия Шумкова.

Но у коллектива есть и более серьезные причины для недовольства. В последние годы администрация театра предпочитает приглашать на руководящие должности "варягов" с именем и мировой репутацией: так, с нынешнего сезона музыкальным руководителем театра назначен народный артист России Сергей Стадлер, а приглашенным главным дирижером театра стал Фабио Мастранжело. Понятно, что такие звезды в силу своего статуса не могут уделять работе с труппой столько времени, сколько свои, в театре "живущие", как это было всегда.

- У нас нет ни одного главного специалиста: ни режиссера, ни дирижера. Есть только главный художник, и тот фактически отстранен от работы, - говорит Наталья Кодратова, председатель профкома театра.

Но у нынешнего директора театра Андрея Шишкина есть карт-бланш от самого Михаила Швыдкого, руководителя Федерального агентства по культуре и кинематографии: Шишкин возглавил театр, который находился не в лучшем творческом состоянии и который раздирали внутренние конфликты. Были и письма "в инстанции", и демонстративные забастовки оркестра… Михаил Швыдкой, лично представлявший нового директора труппе и театральной общественности города, дал ему жесткий срок - два года на решение проблем и выход из кризиса, а взамен пообещал "наложить мораторий" на рассмотрение всевозможных жалоб. Срок еще не вышел, а театр уже явно "поправляется", во всяком случае, с точки зрения неискушенного зрителя. Прошли новые интересные премьеры, коллектив опять начал выезжать на гастроли… Но значительно поднять зарплату сотрудникам дирекция театра не в состоянии: оперный театр - очень дорогое и не самое прибыльное предприятие.

Что ж, наверное, это и есть одно из преимуществ современных рыночных отношений: артист, не довольный оценкой своего труда, имеет возможность найти себе более высокооплачиваемую работу (сами хористы говорят, что уже приняты в состав капеллы, где их зарплата станет больше в два с лишним раза), а руководство театра встает перед необходимостью подыскивать новых талантливых исполнителей, согласных на скромное жалованье. В пресс-службе театра сообщили, что уже идет набор новых артистов хора. И постараются сделать все, чтобы нынешний демарш не очень отразился на зрителях, купивших билеты на спектакли января. Увы, оперы "Снегурочка" и "Хованщина" вернутся в афишу только в феврале.


Журнал "Эксперт-Урал" от 29.10.2007, Яма
Автор публикации: Н. Денисова
Наталья Денисова:
В ней сегодня не только оркестр, но и весь Екатеринбургский театр оперы и балета. Одна из главных проблем — в слепом копировании западных моделей оперного менеджмента, несовместимых с практикой русского репертуарного театра. Кроме того, требуется мощный художественный лидер

Благополучная 95−летняя история Екатеринбургского театра — единственного в регионе федерального подчинения — дала трещину (см. «Театр военных действий», «Э-У» № 26 от 10.07.06). И разлом растет. Меняются директора, надежды то вспыхивают, то снова гаснут. Нынешний сезон начался с помпезной премьеры «Хованщины» — и массового исхода коллектива: в балетной труппе счет уволившихся пошел на десятки, музыканты меняют театральный оркестр на другие, певцы ищут работу на стороне. Главное — из театра уходят зрители.

— Наша публика избалована, она еще помнит те времена, когда оперный был лучшим в стране, — говорит музыкальный и театральный критик, эксперт Национальной театральной премии «Золотая маска» Лариса Барыкина. — Большой и Мариинский тогда спали крепким музейным сном, а у нас на легендарные спектакли Евгения Колобова, а затем тандема Александра Тителя и Евгения Бражника народ валом валил, столичные критики стаями слетались, пресса шумела. Сегодня театр оказался вне зоны критики. Журналисты со слов руководства пишут бодрые анонсы премьер, и с виду картинка радужная…

Попробуем разобраться, насколько она реальна.

Народ безмолвствует

— Лариса, год назад Михаил Швыдкой представлял нового директора как сильного менеджера. О работе театра судят по спектаклям. Как вы оцениваете последние премьеры?

— После многолетнего кризиса назначение Андрея Шишкина, до этого возглавлявшего башкирскую оперу, сулило перемены. И они начались: в театре возникли новые люди, появились новые спектакли. Однако из четырех премьер прошлого сезона лишь две можно считать полноценными: давно не шедшую на сцене нашего театра оперу «Снегурочка» и балет «Корсар». В перелицовках «Травиаты» и «Тоски» ни новизны, ни просто внятных художественных помыслов обнаружить не удалось. Про «Травиату» рассказывали, что она поставлена за пять дней, правда, заявлений насчет рекордов Гиннесса не последовало. Кроме желания сделать незатейливый гастрольный спектакль, а для этого втиснуть купированную партитуру в два с половиной часа (чтобы не утомлять западную публику), а легкие декорации — в багаж, других целей не прослеживается. Менять качественную итальянскую режиссуру прежней постановки «Тоски» разумно было бы только на нечто неординарное, но смена получилась в обратном направлении. Балет «Корсар», очевидно, призван был стать гвоздем сезона. Весть о том, что новую версию осуществляет Жан-Гийом Бар, танцовщик высшего ранга Парижской оперы, даже в Москве обсуждалась с интересом и недоверием. Постановщик предложил свое видение старинного балета, встряхнувшаяся труппа с удовольствием осваивала европейскую хореографию с французским оттенком. Но романтический балет предполагает феерическую сценографию, а спектакль глаз не радует, все невыразительно, тускло. Остается только узнать, по какому принципу формируются команды постановщиков, если так заваливается громкий проект?

— Новый сезон открылся премьерой «Хованщины»: такие постановки — всегда заявка на концепт.

— При всех благих намерениях то, что предложено, больше смахивает на полуфабрикат. Хор неплох, есть замечательные работы артистов в первом составе. Но оркестр под руководством нового музыкального лидера Сергея Стадлера вместе со сценой не дышит. Задники красивы, но сценическое пространство не решено, свет не поставлен. Как это может быть в профессиональном театре? В режиссуре преобладают стоячие мизансцены, персонажи смотрят не друг на друга, а на дирижера. Ясно, что хотели исторически достоверного спектакля, но получили типичную оперную вампуку: клееные бороды, посконные рубахи… А в чем мы, зрители, должны увидеть сегодня смысл грандиозной исторической драмы Мусоргского? Что пережить, кроме музыкальных красот? Ведь композитор заложил к сюжету такой вневременной подтекст, от которого должно сжаться сердце: как все повторяется в этой жизни… И три века спустя сильные мира сего делят власть, а народ, как водится, за все в ответе.

Профессиональной катастрофы в театре, конечно, пока нет: у коллектива большой запас прочности. Но уровень последних работ — среднепровинциальный: ни событий, ни потрясений. При этом удручает необъяснимое желание сменить всё и всех любой ценой: и спектакли, вошедшие в историю, и артистов.

— Насколько оправдано массовое присутствие варягов: от балерин до музыкального руководителя? «Лебединое озеро» с башкирскими солистами выглядело жалко, если не смешно. Неужели наши хуже?

— Окружение себя на новом месте земляками и соплеменниками — обычная российская практика. Многие штатные работники театра — артисты, режиссеры, дирижеры, художник, хормейстеры — оказались не у дел. При этом меняют их на тех, кто ситуацию не улучшает. Страдает творческое самолюбие отстраненных и, подозреваю, их кошелек. Не здесь ли корень неутихающих в театре конфликтов?

Действующие лица

— Но агентство по культуре обещало пристальный контроль за ситуацией в театре…


— Да, московские чиновники бывают на каждой премьере. Однако есть ощущение, что они видят «потемкинские деревни»: полный зал гостей, премьерное возбуждение. А на кураже можно и успех словить. Однако все театральные знают: по-настоящему премьеру нужно смотреть после трех-четырех показов: тогда понятно, что от спектакля остается — или он набирает, или разваливается.

В оперном постоянно много приезжих постановщиков и артистов, включая иностранцев. Приезд и гонорар каждого — круглая сумма. Бюджет каждой новой постановки тоже выливается в копеечку. Ясно, что средства в театр вкладываются огромные. При этом вопрос о целесообразности их использования должен у кого-то возникнуть? Может, лучше «меньше, да лучше»? К чему такие рекорды, если спектакли неконкурентоспособны даже внутри России, не говоря уж о международном уровне.

— Но театр за это время дважды побывал на гастролях за рубежом: в Португалии и в Таиланде. Говорят, удачно…

— Не сомневаюсь, в труппе есть артисты, способные вдохновить, тем более — неискушенную публику. Но гастроли гастролям рознь: можно выступать на задворках Европы, а можно — в приличных залах и за хорошие гонорары. Да и понятия успешных гастролей в финансовом и творческом плане не всегда совпадают.

— В чем причины происходящего в Оперном?

— Один сезон, начало следующего, конечно, небольшой срок для глобальных выводов. На мой взгляд, главная проблема в том, что выпускаемые спектакли заранее обречены. Потому что сделаны второпях и брошены на произвол. С точки зрения менеджмента — как бы по-западному. Да, там спектакли ставятся быстро и сборной командой (интендант назначает постановщиков, по кастингу набирают актеров и музыкантов, замечу, полностью готовых). Но на Западе все кончается прокатом серии, потом спектакль либо оставляют до лучших времен, либо возобновляют, если он востребован публикой. А у нас спектакль живет в традициях русского репертуарного театра, и кто-то обязан следить за его судьбой. Процессы изготовления продукта и его проката должны соотноситься.

Есть еще проблема. В конце сезона в оперном не было ни одного главного специалиста. После неудачного концерта-закрытия дирижер Михаэль Гюттлер, который был назван музыкальным руководителем театра, но присутствием его сильно не баловал, пост покинул. Вместо него назначен Сергей Стадлер, известный музыкант, выдающийся скрипач. Вновь надежды, как в случае когда-то с Вячеславом Гордеевым, вместе с Гюттлером пополнившим ряды «виртуальных руководителей». Во всей этой чехарде приглашаемых меня не покидает одна мысль: какова их мотивация работы в Екатеринбурге? Если это только дополнительный источник их собственного бюджета — одна история. Но хочется, чтобы их личные творческие амбиции совпадали с намерением театра стать лучшим в России. Хотя бы в периферийной. Приведу пример. Другой оперный театр федерального подчинения (в России их всего два), Новосибирский, такие цели поставил и достигает: ежегодно — «Золотые маски», на следующий сезон запланирована копродукция с Парижской оперой («Макбет» Верди), причем новосибирцы будут выступать в столице Франции. Конечно, там есть харизматичный дирижер Теодор Курентзис, тоже не сибиряк, между прочим. Однако он в театре регулярно, новосибирский оркестр с хором под его руководством на столичных сценах концерты дает, а директор Борис Мездрич привлекает к постановкам главных двигателей сегодняшнего театрального процесса, тоже приезжих. Но спектакли выходят качественные и громкие. А о нашем театре давно никто слыхом не слыхивал.

— В чем, на ваш взгляд, может быть конструктив?

— Советы давать можно, вопрос в том, насколько они востребованы. На мой взгляд, не грех было бы вернуться к практике прежнего времени, когда существовал полноценный художественный совет театра, с включением разных специалистов, в том числе в театре не служащих, а потому свободных в высказывании своей точки зрения. И попечители в нем должны быть, и кто-то из местных властных культурных институций. В конце концов, город и область гордятся тем, что в стране нет национального проекта «Культура», а у нас есть. А разве старейший и крупнейший театр Екатеринбурга — не культура?

— Что делать худсовету?

— Обсуждать. Репертуарную политику, практику приглашения специалистов и сдачи спектаклей. Подробно, профессионально, доброжелательно. Федеральный театр не может быть келейным. Конечно, право решать (собственно, как и ответственность за происходящее) с первого лица никто не снимает, но у него будет хотя бы спектр мнений, и это даст почву для анализа. Есть предложение и для учредителей — федерального агентства по культуре. Когда-то критики для министерства культуры отсматривали и рецензировали спектакли по всей России. Так складывалась полная картина театрального процесса. Не стоит ли к этому вернуться? А самое главное — театру необходим не только менеджер, но и мощный художественный лидер.



Журнал "Эксперт-Урал" от 10.07.2007, Театр военных действий
Автор публикации: Л. Барыкина
Лариса Барыкина:
Причина конфликта в Екатеринбургском академическом театре оперы и балета — отсутствие грамотного менеджмента. На роль антикризисного управляющего назначен новый директор

2 июля в Екатеринбургском театре оперы и балета состоялось знакомство труппы и театральной общественности с новым директором. Им стал Андрей Шишкин, до этого возглавлявший оперный театр Башкортостана. Представлять его прибыли учредители театра. Презентацию в формате ток-шоу с лоском опытного телеведущего провел глава Федерального агентства по культуре и кинематографии Михаил Швыдкой. Театр в последние годы сотрясали бесконечные закулисные войны. Теперь объявлено о начале нового этапа в его жизни.

История вопроса

Первые признаки неблагополучия наметились еще в начале 90−х в связи с новыми экономическими реалиями и оттоком лучших творческих сил. Но театру удавалось сохранять популярность и достойно существовать. В декабре 2004 года отставка более 20 лет руководившего театром Владислава Вяткина (официально — на пенсию, реально — из-за конфликта с главным балетмейстером Вячеславом Гордеевым, редко балующим театр присутствием) спровоцировала начало «смутного времени». Стали вылезать накопившиеся проблемы: маленькие зарплаты (в сравнении с соседними оперными — в Перми и Челябинске), отсутствие громких событий, международных гастролей, резкое падение зрительского интереса. Назначенный в январе 2005 года на директорский пост Юрий Орлов не только не сумел решить ни одной из них, но и усугубил ситуацию.

Тем временем кульминации достиг конфликт большой группы солистов оперы и художественной коллегии театра с главным дирижером Евгением Бражником, исповедующим авторитарный стиль руководства. Артисты отказались петь в его новой постановке, и за последний сезон не выпущено ни одной оперной премьеры. Объявленный Бражнику за это выговор суд отменил, а в начале июня Орлова вызвали в Москву и прервали с ним контракт раньше положенного срока. Но пока новый руководитель не был назначен, мало кому известный и.о. директора Сергей Сердюков вернул в театр Орлова и уволил народного артиста России Бражника — «за прогулы». В соответствии с хрестоматийной формулой, трагедия развала одного из лучших театров страны стала превращаться в фарс. Оперный регулярно фигурировал в сводках скандальных новостей, волны компромата заливали экраны и сайты. Городские и областные власти между тем молча взирали на ситуацию, не имея рычагов воздействия: театр-то федеральный.

Суть конфликта

Коротко ее можно описать так — отсутствие грамотного театрального менеджмента, подразумевающего прописные для цивилизованного мира истины. К примеру, театр, как и любой сложный организм, должен функционировать экономически, а управленческие должности (как и партии в спектаклях) нужно раздавать не родственникам и «преданным людям», а профессионалам. Кресло руководителя (будьто директор или главный дирижер) следует занимать на строго определенный срок, а не с мыслью уйти с него только в мир иной.

Происходящее в Екатеринбургской опере можно считать отрыжкой советского прошлого и объяснять исчерпанностью взаимоотношений конкретных людей с театром. Отчасти — соотносить с общероссийской проблемой руководства учреждениями искусства в новых условиях. Примирить существование рыночной экономики и творческого процесса вполне реально при толково выстроенной схеме полномочий и обязательств (не говоря уже о человеческой толерантности) менеджера-руководителя и художника-творца. Соединение их в одном лице случается, но редко: есть феноменальный Валерий Гергиев, главный дирижер и лидер Маринки, есть художественный руководитель Пермского оперного Георгий Исаакян. На встрече Швыдкой и другие не раз вспоминали Свердловскую филармонию, где сумели поставить дело на рельсы новых управленческих технологий.

Перспективы

Хоть и с опозданием, и это признал Швыдкой, театру дали антикризисного управляющего с контрактом на пять лет (обычно — три года). У Шишкина — репутация крепкого театрального руководителя (по образованию он инженер-экономист) и картбланш, но хозяйство ему досталось в катастрофическом состоянии. В активе: труппа, имеющая отличные голоса, прекрасных танцовщиков, профессиональный оркестр; собственные производственные цеха с уникальными мастерами и роскошное здание в центре Екатеринбурга. Отягчающих обстоятельств не меньше. Люди измождены атмосферой скандалов и интриг. Нет творческих лидеров: уже 16 лет — главного режиссера, главный балетмейстер «виртуален», а главный дирижер — в состоянии хронической судебной тяжбы. Отсутствуют долгосрочное планирование и системный маркетинг, не разработана схема работы с попечительским советом, не эффективна работа со зрителями и т.д.

Станет ли новый директор возобновлять институт главных специалистов или обратится к западному опыту и будет искать интендантов — профессионалов, не имеющих собственных творческих амбиций, но способных внятно артикулировать репертуарную политику? Сохранит на ключевых постах даже тех, кто скомпрометировал себя, или приведет новую команду? Труппа театра отправляется в летний отпуск с главной мыслью: паковать чемоданы «насовсем» или ждать перемен к лучшему…

Как известно, репутацию зарабатывают годами, а теряют в одночасье. Возможно, грядущее 100−летие Екатеринбургского театра заставит здравомыслящих профессионалов забыть о распрях и проникнуться идеей его возрождения.


Главные темы
Лента заявлений
20/08/2019
Митрополит Кирилл

"Все-таки мы - большинство"

Николай Цуканов

"Шокирован случившимся"

Евгений Куйвашев

"Екатеринбург - город храбрых"

Комментарии
Прыткова ждет очередной благодарности от президента Прыткова ждет очередной благодарности от президента
Департамент информационной политики Свердловской области досрочно выполнил поручение Владимира Путина
Паблисити
Вот вам крест! Вот вам крест!
Медийные итоги публичных персон Урала в июле - по версии ЮПИмонитор
Город неблагодарных свиней Город неблагодарных свиней
Медийные итоги публичных персон Урала в июне - по версии ЮПИмонитор
Обзор PR

Кто-то везде грязь найдет...Кто-то везде грязь найдет...

Медийные итоги 2018 года - по версии ЮПИмонитор

На слуху
Багаряков уйдет на север Багаряков уйдет на север
Его прочат в политтехнологи президентского штаба по СЗФО
"Завтра ждем ареста"
Кто в Нижнем Тагиле такая борзота?
Ройзман подписи и не собирал Ройзман подписи и не собирал
А влип Переверзев


сальниковые компенсаторы


неразрушающий контроль


закладные детали


металлорукав


резервуар ргс


резервуар рвс


сильфонные компенсаторы


О проекте | Наши услуги | Реклама | Работа | Карта сайта
© 2001-2019 г.г. Администратор домена - агентство ЮПИмонитор (Agency UPmonitor.ru Ltd)
Св-во о регистрации СМИ ИА №ТУ66-01098, выдано управлением Роскомнадзора по Свердловской области 29 декабря 2012
г. Екатеринбург, 620075, ул. Пушкина, д.4, офис 1 office [енотовидная собака] upmonitor.ru
Генеральный директор и главный редактор Худяков Эдуард Валентинович
В электронном архиве мониторинга офф-лайновых СМИ - данные ИАА "Урал паблисити монитор"
Администрация портала UPmonitor.ru не несет ответственности за достоверность публикаций СМИ, находящихся в электронном архиве

Rambler's Top100