© По сообщению агентства UPmonitor (ЮПИмонитор), 2019

Реплика Эдуарда Худякова
21.09.2010, 15:11

Комитет "Право выбора" как коллективный "поп Гапон"

Соня, когда ей было чуть больше годика, однажды утром пробралась в родительскую кровать, вытащила из-под подушки папин телефон и начала тыкать кнопки. Еще не было и восьми часов воскресного утра, когда зазвонил телефон у высокопоставленного милицейского чина. Около минуты (по показаниям мобильника) начальник одного из важнейших подразделений МВД РФ, судя по всему, выслушивал веселое сонино щебетание. Папа Сони потом выслушивал недоумение генерала.
В это утро папин телефон, к которому Соня уже давно утратила интерес (у самой целых два телефона - это сломанные Соней мамин и дедушкин мобильники, по которым она, тем не менее, умудряется "звонить" и родственникам, и подружке) зазвонил непривычно рано. На связи был еще более высокопоставленный генерал. Диалог воспроизводится примерно, ибо папа Сони и Лёвы был спросонья.
- Ты же входишь в комитет этот, как его...
- Нет, товарищ генерал, у меня другой комитет...
- Не тот, который на субботу митинг затевает?
- Нет, товарищ генерал, на митинг деньги надо. А у меня комитет не за деньги, а за идею...
- Головы им оторвать надо, получили бешеное бабло на организацию митинга, а мы тут пляши с антитеррористическими мероприятиями...

Короткие гудки в трубке.

Папа Сони и Лёвы проснулся окончательно. Обдумал звонок. Насчет "бешеного бабла" - в апреле протестовать против храма на месте фонтана реально вышло всего около полутысячи человек. Кто бы там про "пять тысяч" не сочинял. На публичные слушания "тунгушинский комитет", несмотря на колоссальный бюджет, привел всего-то около шестиста человек. Сколько выведут на очередной митинг? Ну, где-то столько же. А вот что значили слова "а мы тут пляши с антитеррористическими мероприятиями"? Обзваниваю знакомых генералов. Трубки не берут. Начальник ГУВД меняется. Не до того. Буду прозванивать дальше. Выясню - напишу.