Обзор PR
19.03.2018, 02:20

Область в окне

Область в окне Митингов в Екатеринбурге ждет даже Джонсон

Накануне выборов президента в России в далекой Англии Борис Джонсон заявил, что в случае отмены ЧМ-2018 в России начнутся антипутинские митинги. И даже назвал два конкретных города: Владивосток и Екатеринбург. Цитируя это заявление, опешили даже ведущие государственного ТВ. Откуда глава МИД Великобритании знает за Екатеринбург?! Нет, понятно, что Урал - всегда в центре мирового внимания. Помнится, год назад одна районная газета обосновала преобразование ДИП в ГРБС... победой Трампа на выборах президента США. Опорный край державы интегрирован в мировую политику по самое не могу, конечно.

Но ведь и без британского foreign office предвыборный период в Свердловской области прошел не менее ярко и красочно, чем какой-нибудь ЛГБТ-парад в родном Джонсону Лондоне. В то самое время, когда, казалось бы, "тишина должна быть в библиотеке", регион охватила просто эпидемия конфликтов и протестов. Не вдаваясь в причины, следствия и связи - просто данные мониторинга печатных и электронных СМИ (учтем, что офф-лайн - самый консервативный и управляемый сегмент медиа). За три месяца до губернаторских выборов 2017 года - 64 сообщения об акциях протеста. За три месяца до президентских выборов 2018 года -  132.

В федеральных СМИ Свердловская область просто гремела, в плохом смысле слова. За период с декабря 2017 по март 2018-го - 118 негативных упоминаний региона. (Еслии взять аналогичный период , декабрь 2016-го - март 2017-го, то отрицательных поводов из области в федеральном офф-лайне всего 41). 

В январе-феврале Свердловская область "торжественно отметила" начало Десятелетия детства. Скандалы шли валом: в Екатеринбурге школьнику запретили приносить еду из дома (НТВ, 5 канал, Российская газета); школьника высадили из маршрутки за 2 км от дома в Каменском районе (ВГТРК); жестокость воспитательницы детского сада в Екатеринбурге (НТВ, РЕН-ТВ, Московский комсомолец); в Режевском районе учитель отобрала грамоту у девочки из-за несданных в фонд класса 300 рублей (ВГТРК, НТВ, 5 канал, РЕН-ТВ); водитель трамвая забрала рюкзак у школьника за игру на путях (НТВ)... И это не считая планово-скандальной записи в первые классы школ в Екатеринбурге.

Все скандалы, связанные непосредственно с выборами, сразу попадали в федеральный офф-лайн. И без вечного ньюсмейкера, Евгения Ройзмана, с его призывами к бойкоту выборов, Свердловская область дала негативных поводов больше любого другого субъекта РФ. Началось с излишне ретивого члена избиркома Екатеринбурга Эльдара Валиуллина, который зачем-то тусил в местах сбора подписей в поддержку выдвижения Владимира Путина. Потом регион прославился несколько раз испорченными баннерами того же Путина. В школе Пышмы учительница оказалась еще ретивей - девочке запретили рисовать кандидата Павла Грудинина на конкурсе рисунков про выборы. Под занавес грандиозный Форум организаторов выборов зачем-то решили провести так тихо, что о нем раскричался главный навальнист Леня Волков (а ведь федеральное ТВ за такой позитивный сюжет - учеба одновременно трех тысяч членов участковых комиссий - были бы просто безмерно благодарны).

Телебашня. Репутацию губернатора опять, как и в истории с храмом-на-пруду, взял в заложники медный олигарх. Да не просто взял, а доверил новым, неуемно агрессивным пиарщикам. На ровном месте в январе вспыхнул конфликт с автогонками на льду Балтыма - и опять без миллиардера Андрея Козицына не обошлось. Без корыстного интереса мэрии не обошлось в новой громкой истории - снос Дворца культуры Химмаша. Это было забавно: люди вышли к мэрии с плакатами "Не пойдем на выборы", а в сюжетах регионального ТВ на фоне этих плакатов пытались снять с себя ответственность чиновники мэрии. Ну, и по мелочи хватало: жители Краснолесья протестовали против вырубки леса, дольщики ЖК УрО РАН митинговали против УрО РАН. Это еще без учета акций протеста по области - туда даже страшно заглядывать, там опять и медники, и другие олигархи завязаны.

И это еще федералы прошли мимо нескольких совсем уж "жареных" поводов. Рейдерский захват предприятия, завода "Промавтоматика" - такого в Екатеринбурге по телевизору не показывали с начала века. А в деревне Курманка судебные приставы (ни позже, ни раньше - через год после решения суда и аккурат под выборы президента) снесли жилой дом многодетной семьи, из-за головотяпства муниципальных чиновников формально оказавшийся в опасной зоне складов "Уралвзрывпрома".

Непонятно, зачем существует ДИП с полумиллиардным бюджетом, если Евгений Куйвашев - сам себе Инстаграм. Весь позитив глава региона делал личными постами в соцсети или личной организацией поводов. Яркий и характерный пример - Кушва. Администрация губернатора недоумевала: зачем шеф второй раз за месяц едет в этот муниципалитет? А губернатор поехал и открыл новую печь на заводе прокатных валков. И сюжет об этом показали Россия 1 и Россия 24. Просто потому, что Кушвинский завод - старейший в регионе. А прокатные валки - это можно объяснить просто и доходчиво: как большая скалка для раскатывания металла. Картинка - счастье телевизионщика: с расплавленным металлом, брызгами искр и губернатором в каске. Если бы не личные отношения губернатора с руководством ВГТРК, эта история осталась бы скучным пресс-релизом ДИПа с таким же казенным сюжетом ОТВ...

В кабинете в мэрии у Владимира Тунгусова было одно окно. Из этого окна только площадь 1905 года видна. В кабинете первого вице-губернатора окон много, но обзор не стал шире - из всех по-прежнему виден только Екатеринбург. В резиденцию его привела кампания "Область в огне". В Екатеринбурге он считался хозяином города, для остальной области он новичок, простите за злободневный каламбур. В Екатеринбурге он исповедовал рефлекторно-системный метод управления. Став хозяином внутриполитического блока всей области, перешел на административный. И теперь внутренняя политика - это "Область в окне". 

Разладились десятилетиями складывавшиеся отношения между региональной властью и медийным сообществом. СМИ выгодно сотрудничество с властью, если лояльность поддерживается не только финансами, но и внятной информповесткой, которая связана с реальной жизнью региона или муниципалитета. В этом случае СМИ добросовестно переводит для населения смысл решений, принимаемых представителями власти, на понятный потребителям информации язык. К слову, язык пресс-релизов ДИПа стал казенно-ужасным - а ведущие теленовостей или редакторы районок его даже не пытаются конвертировать в нормальный человеческий. Перестройка "каналов лояльности" оказалась неэффективной. А ведь именно об эффективности говорил Евгений Куйвашев сразу после губернаторских выборов, отвечая на вопрос о судьбе своего первого заместителя.

В муниципалитетах гражданское общество начинает искать иные пути донесения до власти своего мнения, зачастую не структурированного и не оформленного хотя бы в виде письма в редакцию. А самое главное: ни о каком укреплении гражданского мира - эту задачу в своих программных выступлениях Владимир Путин озвучивал на протяжении всей кампании - в таких условиях речи быть не может. В таких условиях может идти речь только о "перебивании повестки". Но протестные акции не перебить натужным студенческим весельем на тему ЧМ-2018 или ЭКСПО-2025. Все-таки, систему характеризует не ошибка - систему характеризует реакция на ошибку. 


© По сообщению агентства UPmonitor (ЮПИмонитор), 2018